372 просмотров

Еще раз про «особый статус»

Как ни прискорбно но шесть лет агрессии со стороны России, так и не стали настоящим уроком для Украины. Свидетельствами этого являются как непонимание сущности политики Москвы частью населения нашей страны, так и очередная активизация пророссийских сил в Украине.

Как же можно понимать инициативы отдельных украинских политиков, в том числе принимающих участие в урегулировании конфликта на востоке Украины, о необходимости предоставления «особого статуса» всему Донбассу, амнистии боевиков, а также проведении выборов в ОРЛДО? Что это еще, если не согласие на федерализацию Украины. Причем безо всяких обязательств со стороны России, которая как будто не имеет никакого отношения ко всему происходящему на Донбассе.

И пускай такие инициативы пока что не поддерживаются руководством нашей страны, они создают прямую угрозу самому существованию Украины как целостного и независимого государства.

Подобные подходы целенаправленно навязываются Украине через российское лобби в украинских органах власти.

Мы и другие СМИ уже не раз писали о том, какие последствия все это может иметь для Украины. К сожалению, как говориться: «нет пророка в своем отечестве». Поэтому посмотрим на то что стало с теми странами, которые согласились с подобными подходами решения их внутренних проблем.

В частности это касается стран бывшей Югославии, где, как и в странах бывшего СССР, возникли вооруженные конфликты с такими же самыми последствиями. При этом для урегулирования такого конфликта в Боснии и Герцеговине (БиГ), где он приобрел характер масштабной межнациональной войны между боснийцами, хорватами и сербами, был предложен план ее федерализации. Инициаторами такого подхода стали США при активном участии России, Германии, Великобритании и Франции.

 Dayton Agreement

В 1995 году план был принят и подписан президентами БиГ, Сербии и Хорватии в виде так называемых Дейтонских соглашений. Документ включал три основных пункта, а именно: прекращение огня между сторонами конфликта, ввод в страну миротворческих сил НАТО, а также фактический раздел БиГ на два государственных образования — Федерацию Боснии и Герцеговины (объединила боснийцев и хорватов) и Республику Сербскую.

Все это действительно позволило прекратить активные боевые действия на территории Боснии и Герцеговины. При этом полномасштабная гражданская война в стране, по сути, перешла в форму затяжного «замороженного» конфликта. В то же время, БиГ практически исчезла с политической карты мира в качестве целостного государства.

В начале 2000-х годов Россия пыталась навязать аналогичный план Молдове в виде так называемого Меморандума Козака. План предусматривал «урегулирование» приднестровского конфликта путем «асимметричной федерализации» Молдовы, а именно — предоставления «особых статусов» Приднестровью и Гагаузии с правом блокирования решений Кишинева. Вместе с тем, исходя из опыта БиГ, а также собственных интересов, Молдова не пошла на это. Хотя и подвергалась жесткому давлению со стороны России, включая активизацию вооруженных провокаций в зоне приднестровского конфликта, а также попытки Москвы спровоцировать такой же конфликт еще и в Гагаузии.

Президент Молдовы

Больше того, в связи с подобными действиями Кремля руководство Молдовы выступило против присутствия российских миротворцев в зоне конфликта в Приднестровье и потребовала заменить их международной гражданской полицейской миссией. Причем, фактический реванш пророссийских сил в Молдове в результате избрания президентом страны лидера молдовских социалистов И.Додона, вовсе не изменил такую позицию Кишинева.

В частности, по его словам, Украина является одним из основных международных партнеров Молдовы в обеспечении ее безопасности. По мнению И.Додона, в этом плане Украине принадлежит ключевая роль в создании условий для вывода российских войск с молдовской территории.

И теперь возникает вопрос: неужели Украина поступит по другому и пойдет по пути Боснии и Герцеговины? А потом, так же как и она исчезнет с карты мира, чего и добивается России. В том числе, запугивая Украину возможностью нового военного вторжения на ее территорию.

Впрочем, должны ли мы ее бояться. Опасаться- да, и готовиться к худшему. Но все равно, не сдавая своих интересов. Ведь как свидетельствует опыт, не так уж она и страшна, какой хочет казаться. Именно это и показала ситуация вокруг Беларуси. Когда В.Путин пообещал военную помощь О.Лукашенко и даже направил российские войска к белорусской границе, а потом — внезапно для всех отказался от этого.

Хотя, не так уже и внезапно, а под действием угроз новых западных санкций, которые были обещаны ему США и Европейским Союзом. Причем, в отличие от 2014 года, такие санкции могли бы иметь гораздо более негативные последствия для России, чем выгоды от ее очередной агрессии, теперь уже против Беларуси.

И это действительно так, учитывая состояние российской экономики, которое радикально отличается от того, что было в начале нападения России на Украину. И что самое главное, это произошло не столько из-за западных санкций, сколько из-за системных изменений в европейской и мировой экономике в абсолютно неожиданном направлении для Москвы.

Прежде всего, это касается снижения цен на нефть и газ, как главного источника доходов не только российских олигархов, но и государственного бюджета страны. С нефтью все ясно. Все знают ситуацию этого года, когда мировые цены на нефть упали едва ли не до отрицательного уровня. И пусть они несколько восстановили свои позиции но далеко не так, как это необходимо России для поддержания развития ее экономики. Не говоря уже о финансовом обеспечении внешней агрессии.

То же самое происходит и с ценами на газ — еще одном «столпе» благосостояния России и ее имперских амбиций. Так, по итогам первой половины 2020 года прибыли российского газового монополиста компании «Газпром» сократились в 1,5 раза по сравнению с тем же периодом прошлого года — с 4 до 2.9 трлн рублей. Причиной этого стало как падение цен на газ, так и утрата Россией иностранных рынков.

В частности, от российского газа постепенно отказываются страны Балтии, Польша и Турция, которые реализуют собственные энергетические проекты, в том числе, связанные со строительством терминалов по приему сжиженного газа, вводом в действие новых газопроводов, а также разработкой собственных газовых месторождений.

В результате на сегодняшний день уже утратил рентабельность новый российский газопровод «Турецкий поток», который был введен в действие в 2019 году. Фактически нерентабельным является и газопровод «Сила Сибири», по которому Россия поставляет газ в Китай. Точно то же ожидает и российский газопровод «Северный поток — 2», который является главной  надеждой Москвы в усилении ее влияния на Европу и Украину.

Все это, а также другие проблемы, в том числе связанные с эпидемией COVID-19, уже привели к падению российской экономики на 12% в первом и втором кварталах этого года, а также к рекордному росту дефицита государственного бюджета страны.

Так, по итогам текущего года общий дефицит российского бюджета ожидается на уровне 5 тлрн руб., или 5% ВВП. С учетом этого, «под нож» планируется пустить большинство расходных статей, включая программы поддержки экономики (уменьшить финансирование на 10%), развития промышленности и сельского хозяйства (на 29%), а также здравоохранения, образования (на 9-17%) и космоса. Уже существенно сокращены и военные расходы, что вынуждает Москву ограничивать ее имперские амбиции.

По сути, именно эти проблемы и заставили В.Путина отказаться от военного вторжения в Буларусь. И куда теперь России вторгаться в Украину, которая имеет намного больший потенциал. Да еще и враждебно настроена к Москве, в отличие от наших белорусских соседей.

А потому, нам вовсе не нужно идти на уступки Москве, как это предлагают отдельные политики, которые давно уже не понимают, что на самом деле происходит в мире, или же отрабатывают деньги России, которая содержит их как свое лобби в Украине.

И в заключение хотелось бы сказать несколько слов об «американских авианосцах в Черном море», которые якобы пытались захватить Крым в 2014 году. Не нужно смешить людей.

Во-первых, ни американский, ни любой другой авианосец, просто не может зайти в Черное море, что запрещено международным морским правом.

Во-вторых, ни авианосец, ни какой ни будь другой корабль, или даже группа кораблей, в принципе не могут захватить Крым, даже если бы и захотели сделать это. У них нет и никогда не будет для этого сил.

В-третьих. Вопреки  российской логике, ни США, ни НАТО- Крым попросту не нужен. У них и без того, есть Турция, Румыния, Болгария, Грузия, а теперь еще и Украина.

Да, и какое право Россия имела захватывать Крым, даже если бы Украина действительно захотела бы «сдать» его США и НАТО?