524 просмотров

На финско-китайской границе все спокойно?

Кто бы и что бы не говорил о встрече «нормандской» четверки на высшем уровне в декабре с.г., но она еще раз подтвердила желание Москвы восстановить свой контроль над Украиной. Что, собственно говоря и можно считать ее основным итогом.

Хотя, можно ли было сомневаться в этом? Особенно тогда, когда такая политика в отношении Украины проводится Россией с самых первых дней после развала СССР.

Впрочем, в этом плане мы не одиноки. Точно такие же цели преследует Россия и в отношении других бывших советских республик. Прежде всего, это касается Беларуси, которую Москва уже фактически вернула в сферу своего влияния. Так, благодаря усилиям Кремля, нашедшим понимание в Минске, в 2010 году было создано Союзное государство Беларуси и России на формальных условиях равноправия сторон.

И вот сейчас Москва пытается превратить его из достаточно условного союза между двумя странами в более жесткую структуру с полным подчинением себе, а потом и поглощением Беларуси. Именно на это и направлена инициатива Кремля по разработке «дорожной карты» дальнейшей интеграции двух стран. В частности, она предполагает создание единого парламента и кабинета министров России и Беларуси, а потом – и объединение их армий.

То же самое следует сказать и о политике Москвы в отношении Грузии и Молдовы. Не будем вдаваться в подробности. Они известны и без нас, да и уже рассматривались в наших публикациях. Вспомним только лишь те вооруженные конфликты, которые были спровоцированы Кремлем на территории этих стран еще в начале 90-х годов прошлого века. В тех же Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии. И с теми же самыми целями, как и агрессия Москвы против Украины, включая организацию конфликта на Донбассе.

И вот теперь возникает вопрос: зачем все это нужно Кремлю? Понятно, что для возрождения России в качестве «великой мировой державы». Кроме того, для укрепления позиций Москвы в Центрально-Восточной Европе, Балтийском и Черноморском регионах. А еще – для создания буферной зоны между Россией и НАТО, как ее главным противником.

Но неужели этого нельзя было достичь другими, цивилизованными методами? Как это делает большинство разумных стран мира — путем развития собственной экономики, а также укрепления взаимовыгодных связей со своими партнерами. Пускай и не без проблем, но и без эксцессов типа применения вооруженной силы. И тем более без захвата чужих территорий вместе с их населением, что вообще является нонсенсом в современном мире.

Ну действительно, зачем на самом деле России устанавливать контроль над бывшими советскими республиками, тем самым, принимая на себя и все их насущные проблемы, неужели своих мало? Как и собственных территорий, вместе с их населением. Да еще и подпадая под санкции из-за своих действий, что так же не добавляет ей ничего хорошего.

Отчасти это можно объяснить внутренней сущностью России во всех ее ипостасях от Московского царства до нынешней Российской Федерации, которая во все времена имела имперский и захватнический характер.

Но это только лишь одна часть дела. За счет восстановления контроля над западной частью бывшего СССР, Москва пытается компенсировать утрату своих территорий на востоке страны в результате экспансии Китая, а вместе с этим и – потерю Центральной Азии, которая давно уже является частью сферы влияния КНР.

На страницах нашего сайта мы уже писали о том, как Россия была вынуждена пойти на территориальные уступки Китаю, отдав ему больше своих территорий, чем она захватила вследствие аннексии Крыма и оккупации части украинского Донбасса. Напомним об этом еще раз в контексте поднятого вопроса.

Так, по требованию Пекина, Москва безвозмездно передала КНР около 340 квадратных километров своих территорий, включая половину острова Большой на реке Аргунь (Читинская область), а также остров Тарабаров и треть острова Большой Уссурийский в районе слияния рек Амур и Уссури (вблизи Хабаровска). Несмотря на вроде бы незначительные масштабы таких потерь для России, они не только ухудшили ее приграничное положение в этом районе, но и создали прецедент для дальнейших территориальных претензий со стороны Китая.

Но это были только лишь «цветочки». «Ягодки», а точнее – «ягоды» и настоящие «плоды» такой политики Москвы возникли позже. По такому же территориальному поводу, но несколько другим образом. Мы так же уже писали об этом. А именно о том, как Россия пытается решать экономические проблемы страны путем передачи в аренду гражданам Китая свои сельскохозяйственные земли в Сибири и на Дальнем Востоке, по сути, навсегда отдавая их КНР.

И вот теперь, в конце 2019 года, Китаю уже принадлежит около 20% пригодных к эксплуатации территорий к востоку от Уральского хребта. И это только лишь по официальным данным Росстата. В действительности же, через русских жен и подставные фирмы, выходцы из Китая уже прибрали к рукам почти что половину такой земли на востоке России. И это, не принимая во внимание лесные угодья в Сибири, которые так же уже контролируются Китаем и нещадно эксплуатируются им в своих интересах.

Такие же плоды дало и согласие Москвы на фактически бесконтрольный въезд китайцев в Россию для работы на арендованных ими землях. В результате на сегодняшний день в Сибири и на Дальнем Востоке России проживает всего лишь 7 (семь) миллионов россиян, тогда, как количество китайцев в этих регионах уже превышает 12 (двенадцать) миллионов человек. В некоторых городах и населенных пунктах региона граждане России уже стали людьми «второго сорта».

Так что «зеленых», а, точнее – «желтых» человечков, более чем достаточно, а за их спиной стоят еще 100 (сто) миллионов китайского населения сопредельных районов КНР. Это, по сути, признал или хотя бы не опровергнул, даже министр иностранных дел России С.Лавров.

И это тогда, когда население России, как в целом в стране, так и за Уралом, стремительно вымирает все ускоряющимися темпами. Так, если за весь 2018 население России сократилось на 96 тысяч человек, то за десять месяцев 2019 года – уже на 260 тысяч. Правда, впечатляет! И все это благодаря политике Москвы, которая фактически отдала Китаю большую часть России безо всякого военного вмешательства с его стороны.

Кстати говоря, о китайской угрозе уже говорят и в Европе. Пока это еще касается экономической экспансии Китая, который уже захватил ряд ключевых позиций в европейской экономике. Но он уже нависает над Европой в буквальном смысле этого слова. О чем впервые было сказано в ходе саммита НАТО в декабре с.г.

В целом приведенные обстоятельства позволяют сделать несколько выводов, в том числе и для Украины.

  • Во-первых, если раньше мы говорили о том, что Россия теряет контроль над своими восточными территориями, то теперь это уже практически произошло. Так, западная граница Китая или, по крайней мере, сфера его влияния уже де-факто проходит по Уральскому хребту.
  • Во-вторых, несмотря на утверждения Москвы о «стратегическом партнерстве» с КНР, она отлично понимает сложившуюся ситуацию, как и ее необратимый характер. И пытается компенсировать утрату восточных регионов страны путем захвата западных районов бывшего СССР. На сегодняшний день это начинает приобретать жизненную необходимость для России.

  • В-третьих, то, что граница КНР приближается к Европе, уже понимает и Запад. И боится этого не меньше, чем Россия окончательной утраты своего суверенитета. Именно это и объясняет внезапную смену позиций ряда европейских стран, которые вдруг начали выступать за сближение с Россией. Причем, мотивируя это угрозой экспансии Китая.
  • И, наконец, четвертый — главный вывод для нашей страны. Ситуация вокруг Украины не только не стала лучше, но и приобрела еще большую остроту. А еще и стала намного сложнее, чем это было раньше. С одной стороны, Украина все еще интересует Запад, как противовес России, а с другой – вроде бы уже начинает восприниматься им как помеха в сдерживании Китая. В частности, как препятствие в налаживании отношений между Западом и Россией.

Что же нам теперь делать? Да то же что и раньше. Мы должны не только оставаться форпостом Европы в противодействии угрозам Европы с восточного направления, но и вывести такую роль Украины на качественно новый уровень. И неважно откуда будут исходить подобные угрозы – от России или Китая.

Как это сделать мы, да и другие украинские эксперты, уже не раз говорили в своих публикациях. Надо только это делать.