432 просмотров

«Русская осень»

 Как известно, в феврале 2014 года Москвой была начата операция «Русская весна», которая предусматривала уничтожение Украины путем ее дезинтеграции. Опять же известны и главные составляющие этой операции, которые включали аннексию Россией Крыма, а также попытку создания так называемой «Новороссии», что и привело к конфликту на Донбассе.

Эта же цель дезинтеграции Украины преследуется Москвой и в настоящее время. Правда, несколько другими методами, а именно – путем навязывания Украине российского варианта выполнения Минских договоренностей. Мы уже писали об этом в наших предыдущих публикациях, поэтому не будем повторяться.

Вспомним только то, что за весной приходит лето, а за летом – осень и зима. Трудно сказать, было ли такое «лето» у России. А вот за «Русской весной», очевидно, следует «Русская осень», а потом может наступить и «Русская зима». Как же еще можно расценить полный крах политики России, который фактически можно сравнить с проигрышем Советского Союза в «холодной войне» с Западом. Причем, не только в мире но и на постсоветском пространстве, которое Москва считает «зоной своего исключительного влияния».

Хотя, все это имеет вполне закономерный характер, точно так же, как и распад СССР, который пытается возродить нынешняя Россия. Так, начало нынешним проблемам России положил тот самый 2014 год, когда ее агрессия была остановлена Украиной. Чего Москва никак не ожидала, как и западных санкций, которые стали «сюрпризом» не только для Кремля но и для всей российской экономики.

Вместе с тем, именно в 2020 году внутренние и внешние проблемы России вышли на качественно новый уровень, что и привело к упомянутым выше последствиям. А катализаторами этого процесса стали эпидемия COVID-19 в мире, вместе с дестабилизацией мирового рынка нефти, которые и показали,  чего на самом деле стоит Россия. Несмотря на разный характер этих событий, в целом они привели к радикальным изменениям баланса сил в мире, что прежде всего затронуло Российскую Федерацию.

И это полностью понятно. Ведь по сравнению с США, Китаем и Европой, а также другими странами, которые имеют вес в мире, Россия оказалась в самой сложной ситуации. Причем, по своей собственной вине, о чем уже говорилось на страницах нашего сайта. При этом, как и следовало ожидать, провал российской экономики, вместе с утратой Москвой своих позиций на мировом и европейском энергетических рынках, объективно привели и к подрыву влияния России в мире.

Тем более что Москва сама продемонстрировала слабину, а именно – признала неспособность России самостоятельно решить свои проблемы из-за банальной нехватки денег. И не только на восстановление российской экономики или какие-то там социальные расходы, но и на военные цели, что действительно стало настоящей проблемой для Кремля. Ведь это лишает Москву основного инструмента ее внешней политики, которым и является военная сила.

Интересно, чего тут можно было ожидать? Жалости и снисхождения к России со стороны Запада? В особенности, после того, когда Москва сознательно пошла на конфронтацию с Западным миром, в том числе из-за Украины? Конечно, нет, что и было показано США и Европой, которые перешли к открытому игнорированию российских интересов.

Так, полной неудачей закончились попытки России добиться снятия с нее санкций США и ЕС под предлогом совместной борьбы с COVID-19. Более того, Москва была практически исключена из процесса противодействия эпидемии в мире. Ни одна страна так и не согласилась использовать российскую вакцину, которая якобы может противостоять коронавирусной инфекции. Кстати говоря, не помогла она справиться и с эпидемией в самой России, которая опять набирает обороты. 

Точно такие же изменения произошли и в отношениях НАТО с Россией. В частности, еще в мае этого года руководство Альянса проигнорировало призывы Москвы к снижению военной активности в Европе. Причем, такие призывы опять же стали не проявлением «доброй воли» России, а результатом нехватки у нее средств на учения и маневры. Кстати говоря, свидетельством этого стало уменьшение масштабов СКШУ «Кавказ-2020» до 80 тыс. участников, в то время как к СКШУ «Центр-2019» привлекалось 150 тыс. военнослужащих, а СКШУ «Восток-2018» – 300 тыс. солдат и офицеров.

То же самое можно сказать и о Европе. В ходе саммита Украина-ЕС в октябре с.г. представители Европейского Союза выразили готовность Брюсселя присоединиться к международной платформе по решению вопроса возвращения Крыма Украине. Что, понятное дело, полностью противоречит интересам России.

Единственным исключением из этого являются попытки президента США Д.Трампа вернуть Россию в состав «Большей семерки», превратив ее обратно в «Большую восьмерку». Однако, как Конгресс США, так и другие участники G7, категорически выступают против этого. В результате Россия не только потеряла какие бы то ни было возможности возвратиться в число ведущих стран мира, но и все более вытесняется на периферию международных отношений.

Впрочем, в этом нет ничего нового. Новое совсем в другом. Вместе с утратой своего влияния в мире, Россия необратимо теряет и свои позиции на пространстве бывшего СССР. Именно это и стало причиной всех тех кризисных событий, которые происходят в странах – союзницах России по ОДКБ (Организации Договора про коллективную безопасность) и ЕАЭС (Евразийскому экономическому союзу). Причем, как правило, все они напрямую противоречат интересам Российской Федерации.

Так, с августа этого года в Беларуси продолжаются массовые акции протестов против режима А.Лукашенко – основного союзника Москвы среди стран бывшего СССР и единственного из таких союзников в Центрально-Восточной Европе. При этом, вопреки надеждам Минска и Москвы, граждане Беларуси вовсе не собираются прощать фальсификации президентских выборов в стране. А выступления белорусской оппозиции не только не идут на спад но и приобретают все новые формы.  

Вслед за этим, в конце сентября нынешнего года вспыхнул конфликт в Нагорном Карабахе. И опять же неожиданно для Москвы, он приобрел наибольшие масштабы, со времени армяно-азербайджанской войны 1991-1994 годов. Да еще и развивается явно не в пользу Армении – еще одного союзника России по ОДКБ и ЕАЭС, а также главного проводника ее интересов на Кавказе.

И чему уже тут удивляться, когда в начале октября с.г. массовые волнения охватили Киргизстан. Теперь уже из-за подлога результатов парламентских выборов в стране в пользу пророссийских сил Киргизстана во главе с еще одним ставленником России – президентом страны С.Жеенбековым. Нужно ли напоминать о том, что Киргизстан является таким же партнером России по ОДКБ и ЕАЭС, как и Беларусь с Арменией.

Что же делает Москва во всех этих случаях? И как она защищает свои интересы? Да, практически никак. За исключением демонстраций силы в Беларуси. Да и то, – заранее спланированного характера и никак не связанного с реальной ситуацией на белорусской территории.

Прежде всего, это касается учений «Славянское братство – 2020», которые подавались Минском и Москвой как «ответ на вмешательство Запада в события в Беларуси». Может быть это и так. Тем более что такие учения действительно направлены против НАТО. Однако совсем по другому поводу и совсем в другом формате, который включает Россию, Беларусь и Сербию.

Исходя из этого, учения «Славянское братство» проводятся по заранее согласованным планам, по очереди, в упомянутых странах. Причем, в сравнительно ограниченных масштабах (в целом, не более одной батальонной тактической группы), что делает их чисто показательным мероприятием, никак не способным реально повлиять на ситуацию.

Вот, собственно говоря и все. Несмотря на обязательства России в рамках ОДКБ, она так и не оказала никакой действительной помощи режиму А.Лукашенко. А после угроз Запада ввести дополнительные санкции против России в случае ее попыток отправить свои войска в Беларусь для подавления белорусской оппозиции, Москва тут же отказалась от этого. Так, В.Путин расформировал резерв силовиков, который был создан в этих целях, а также убрал Росгвардию от границы с Беларусью.

Но если в белорусском случае Россия хоть что ни будь делала, то Армения была оставлена Москвой фактически на произвол судьбы. И это опять же при наличии обязательств России перед Арменией по линии ОДКБ. Впрочем, как всегда, Москва нашла удобный повод отказаться от ее обещаний. Так, руководство РФ ссылается на невозможность применения Договора про коллективную безопасность, поскольку Нагорный Карабах формально не входит в состав Армении.

Хотя, на самом деле, настоящая причина такой позиции Москвы опять же имеет совершенно другой характер. Как мы уже говорили об этом, на сегодняшний день Россия просто не имеет сил для вмешательства в конфликт на Кавказе. В особенности, в условиях реальной угрозы столкновения с Турцией в случае оказания Москвой прямой военной помощи Армении в ее противостоянии с Азербайджаном.

Именно из-за этого реакция России на события на события вокруг Нагорного Карабаха ограничилась ее попытками сыграть посредническую роль в прекращении боевых действия. Так, 9 октября с.г., при посредничестве Москвы, Ереван и Баку достигли соглашения о перемирии на линии фронта. Однако оно тут же было нарушено обеими сторонами, что показало истинный «авторитет» России, а точнее – его полное отсутствие.

Точно так же, Москвой был «кинут» и режим С.Жеенбекова в Киргизстане. По все той же причине – утраты Россией возможности отстаивания своих интересов на постсоветском пространстве. В результате, вопрос поддержки российских ставленников в Киргизстане даже и не поднимался.

Да, и какое уже тут постсоветское пространство, когда Москва теряет контроль над собственными территориями России. Что и показывает продолжение массовых акций протестов в Хабаровске, которые начались еще весной этого года. Причем, это вовсе не конец, а только начало тех процессов, которые неизбежно приведут к распаду Российской Федерации.

Подобные же проблемы уже начались у России и на оккупированных территориях Украины. И мы уже видим это на примерах роста недовольства их населения социальной политикой Кремля. Причем, такая ситуация касается не только «ДНР» и «ЛНР», которые давно уже познали все «прелести» «русского мира», но и якобы «благополучного» Крыма. И что же Россия? Она не только не пытается исправить положение но и наоборот, самоустраняется от этого.

И снова возникает вопрос: что в этой ситуации делать Украине? Ответ предельно прост: мы имеем все возможности для превращения «Русской осени» в нашу собственную «Украинскую весну».

Как считает большинство экспертов, провал попыток Москвы навязать нам свой вариант «урегулирования» конфликта на Донбассе неминуемо приведет к обострению ситуации на востоке Украины уже до конца нынешнего года. В свою очередь, это создаст объективные предпосылки для возвращения нашей страны к активным действиям по восстановлению контроля над оккупированными территориями.

Тем более, что в силу собственных проблем России, она вряд ли сможет помешать таким действиям Украины, как это произошло в августе 2014 года.