322 просмотров

«КРЕСТНЫЙ ХОД» ПРОТИВ УКРАИНЫ

Часть I. Русское православие и агрессия Кремля

В 988 году Киевская Русь приняла христианство от Константинополя. А в январе 2019 года Православная христианская церковь возродилась в Украине. Безусловно, это событие имеет историческое значение для Украины не меньшее, чем провозглашение независимости в 1991 году. И означает не только возвращение Украины к собственным духовным основам, но и является еще одним шагом на пути ее интеграции в Европу и окончательного выхода из-под влияния России.

Именно поэтому признание Константинополем автокефалии Православной церкви Украины вызывает разную реакцию партнеров и противников нашей страны. Так, если западные союзники Украины полностью поддерживают этот акт, то Россия, конечно же, выступает против. И, более того, активно использует факт приобретения Украиной собственной православной церкви в качестве еще одного повода для угроз и провокаций.

В частности, Москва уже открыто говорит о готовности «защищать» не только русских, но и православных во всем мире. И не просто говорит, но и готовит предлог для этого. Как же еще можно расценивать все те настойчивые утверждения российской пропаганды о едва ли не начале очередной войны в Украине, но уже против российского православия? Вместе с новыми притеснениями русских, захватами их храмов и тому подобными ужасами.

Как всегда, во всем этом опять обвиняется «киевская хунта, узурпировавшая власть в Украине», которая якобы идет на сознательный раскол мирового православия в своих политических целях. При этом в своей обычной манере Москва без всякого зазрения совести приписывает Киеву свои собственные методы действий в церковной сфере, несмотря на их полностью очевидный характер для любого здравомыслящего человека.

Так, ни для кого не является секретом то, что православная церковь в России всегда была инструментом российской власти в реализации ее политических целей. Начиная от князей и царей в бывшей Московии и Российской империи и заканчивая нынешним руководством Российской Федерации во главе с В.Путиным. И если в старые времена это хоть как-то маскировалось, то теперь приобрело откровенно циничный характер, не сдерживаемый никакими моральными и духовными рамками.

На сегодняшний день как Русская православная церковь (РПЦ), так и ее дочерние структуры полностью интегрированы в систему неоимперской политики Кремля. Это в полной мере касается и Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), которая является одним из основных проводников российских интересов в Украине.

С момента распада СССР, при поддержке Москвы и ее приспешников в Украине, УПЦ МП последовательно укрепляла свои позиции на украинской территории. Именно через нее Москва и проводила идеи агрессивного рашизма под видом сохранения «единства» Украины и России. При этом метастазы УПЦ МП проникли во все сферы жизни Украины. И не только в среде обычных прихожан, но и в государственных органах страны, где УПЦ МП исполняла роль своеобразного «смотрящего» Москвы.

Этот процесс вышел на качественно новый уровень во времена правления В.Януковича (как в качестве премьер-министра, так и президента Украины), когда он приобрел массовый характер. Это, наверное, помнят все. Церкви и храмы УПЦ МП как грибы вырастали на всей территории Украины. А кульминацией всего этого стала передача В.Януковичем УПЦ МП, а, фактически – России, главных украинских святынь – Киево-Печерской (Киев) и Свято-Успенской Почаевской (Тернопольская обл.) лавр, до этого находящихся в госсобственности Украины.

Стоит ли говорить о том, что вопреки всем церковным канонам, УПЦ МП открыто занималась политикой, поддерживая как самого В.Януковича, так и его главную опору – Партию регионов Украины. Чего только стоили одни проповеди в церквях с призывами голосовать за них на выборах, не говоря уже об организации регулярных церковных шествий против европейской интеграции Украины и за ее союз с Россией.

А с началом Революции Достоинства в Украине осенью 2013 года УПЦ МП приняла самое активное участие в реализации спецоперации России «Русская весна». При этом одним из основных организаторов всей этой деятельности стал советник официального представителя УПЦ МП в Верховной Раде Украины И.Друзь, который уже весной 2014 года был назначен на пост советника «министра обороны» «ДНР» И.Стрелкова (Гиркина) по вопросам информации и политики. Ну какие тут еще нужны доказательства?

Именно под его руководством, а через него – высших иерархов УПЦ МП и РПЦ, храмы Украинской православной церкви Московского патриархата и стали главными идеологическими центрами сепаратизма в Крыму и на Донбассе. Так, опять же вопреки всяческим церковным канонам, их так называемые «священники» призывали местное население к войне против Украины, а потом благословляли лидеров сепаратистов, освящали их вооруженные формирования и флаги.

Сразу же после захвата Донецка сепаратистами – 19 июля 2014 года – в донецком храме-часовне Святой Великомученицы Варвары были освящены знамена с «образом Нерукотворного Спаса для армии Новороссии». На церемонии присутствовал лично И.Друзь, а после нее священник благословил боевиков на «победу над фашистами». Благословили и самого И.Стрелкова.

Священник УПЦ МП благословляет одного из главарей «ДНР» – российского полковника И.Гиркина (Стрелкова). Оккупированный Донецк, июль 2014 года

Можно привести и еще несколько примеров, взятых из базы данных «Миротворец». В частности, духовником 5-й отдельной мотострелковой бригады («Оплот») «ДНР» стал «отец» А.Маныч – настоятель храма Святых Новомучеников Донецкой епархии УПЦ МП. Он же освящал здания оккупационных структур в Макеевке. А благословил его на это митрополит Донецкий и Мариупольский Илларион. Еще одну террористическую группировку «Восток» духовно опекал протоирей Б.Хлипитько, ранее служивший в храме апостолов Петра и Павла в городе Моспино под Донецком.

И это еще не все. Церкви УПЦ МП на востоке и юге Украины открыто занимались вербовкой боевиков. Так, по данным группы «Информационное сопротивление», в 2014 году представители УПЦ МП Донецкой и Мариупольской епархий проводили «разъяснительные беседы» с гражданами о «неправомерности действий карателей», необходимости защиты «молодой республики». А тем, кто «велся» на подобные «разъяснения» предлагалось несколько вариантов деятельности на благо церкви и «ДНР», в том числе непосредственное прохождение службы в рядах незаконных вооруженных формирований, или же информационную помощь, а именно – сбор и передачу данных о ВС Украины.

Там же, в храмах УПЦ МП и Русской православной церкви на территории Крыма и Донбасса находились базы боевиков, где до начала войны укрывались их отряды, а также хранилось вооружение, боеприпасы и другое военное снаряжение. Среди них особенно выделялся Свято-Успенский монастырь возле города Угледар Донецкой области, который стал концентрированным рассадником «ватников» еще в период Евромайдана. Именно там находился один из складов оружия, которое распределялось среди боевиков. Еще одним оплотом сепаратистов уже во время боев в Славянске стала Святогорская лавра.

В дальнейшем, в ходе активной фазы АТО на Донбассе православные церкви активно использовались боевиками и для размещения их огневых позиций. Начиная от оборудования укрытий для снайперов, как это, например, было в Свято-Иверском монастыре возле села Пески в Донецкой области, и заканчивая – развертыванием тяжелой артиллерии и реактивных систем залпового огня.