601 просмотров

КАК МОНГОЛЫ И ГРЕКИ ИЗ КИЕВА МИТРОПОЛИТА «УВЕЛИ». ЧАСТЬ 2!

Монгольский удар по Киеву в 1240 г. окончательно разрушил и без того очень условное политическое единство государства Рюриковичей. Киевский митрополит Иосиф (из Никеи) пропал безвести в момент взятия и разграбления княжеской столицы войсками хана Батыя.

Монгольский удар по Киеву
Учитывая тот факт, что оккупантами в городе было сожжено более 600 церквей и 20 монастырей, можно с большой долей вероятности припустить, что митрополит погиб вместе со своей паствой. В последующие пять лет за бывший стольный град Руси развернулась борьба между князьями Даниилом Галицким и Михаилом Черниговским.
Соперничая, оба претендента выдвинули своих кандидатов на митрополичью кафедру Киева. Черниговскому князю вначале удалось продвинуть своего протеже Петра Акеровича, который, однако, не получил признания Константинопольской патриархии. К слову, последняя в этот момент переживала не самый лучшие времена – Царьград был под управлением крестоносцев и соответственно Латинских Константинопольских патриархов, а патриархи православные жили в изгнании – в Никеи.
Даниил
Романович Галицкий
1201 — 1264
Уже в 1243 г. Даниил Галицкий сумел протолкнуть на киевскую кафедру своего ставленника – Холмского епископа Кирилла, который в 1246 г. был признан православной Константинопольской (Никейской) патриархией в качестве митрополита Киевского и вошел в историю церкви под именем Кирилл ІІІ.
Новому митрополиту досталось довольно сложное наследие. Большинство древних христианских центров Руси было уничтожено, церкви и монастыри разграблены – священнослужители и монахи угнаны в рабство. Епископы Владимиро-Волынский Митрофан и Переяславский Симон – убиты. Разрушенный Киев стремительно терял свой политический вес, князья, по-прежнему, старались (теперь уже при поддержке монголов) получить титул «великий», но приезжать в стольный город со своих удельных княжеств не торопились.
Исходя из сложившейся ситуации митрополит Кирилл принимает решение – постоянно путешествовать по епархиальным центрам и, учитывая новые политические обстоятельства, попытаться проповедовать христианство среди монголов, обретая через крещенную монгольскую знать союзников при дворе в Сарай-Бату.
В 1261 г. Кириллу удалось создать Сарайскую епархию, отправив в Приволжские степи епископа и священников. Работа с монголами, постепенно все сильнее втягивала Кирилла в реалии политической жизни Золотой Орды. А реалии эти были таковы, что самыми близкими экономически (через Волжский торговый путь) и политически (через династические браки) к монголам оказались бывшие северо-восточные окраины Киевского государства заселенные окрещенными и частично славянизированными финскими народностями. Соответственно крупнейший город этого региона Владимир-на-Клязьме стал самым удобным плацдармом для путешествий митрополита (по рекам Клязьме, Оке и Волге) в ставку монгольских ханов Сарай-Бату (современная Астрахань). Проводя немало времени во Владимире-на-Клязьме, митрополит Кирилл никаким образом не менял названия своего титула («митрополит Киевский»), достоверно, что после смерти в 1281 г. был погребен именно в Софийском соборе в Киеве.
Максим Грек
Через два года, в 1283 в Киев из Византии прибыл новый митрополит – Максим (Грек). Времена для города были не простыми. Киев все сильнее напоминал политическую и экономическую периферию. Разрушенный 43 года назад монголами он никак не мог вернуть былую славу. Главные торговые пути от Днепра сместились на запад и на восток (по рекам Висле, Западному Бугу, Сану, Днестру, Клязьме, Москве, Оке, Волге), обходя Киев. Туда же переместились и политические центры. Две самые мощные ветви рода Рюриковичей – галицко-волынские и владимиро-суздальские неустанно претендовали на объединение под своим правлением «киевского наследия». Но, если первые пытались осуществить этот процесс, максимально дистанцируясь от правителей Золотой Орды, вовлекая земли Руси в центрально-европейскую политическую «повестку дня», то вторые – наоборот боролись за доминирование на бывшем пространстве Киевской Руси с помощью поддержки Сарай-Бату, втягивали свои земли в монгольскую политическую «орбиту».
Прибывшему из Византии митрополиту-греку тяготение галицко-волынских Рюриковичей к латинской Европе не могло понравиться (учитывая то, что только в 1261 г. сам Константинополь сумел изгнать латинян-крестоносцев) исходя из этого, он склонялся к идее поддержке процессов объединения «киевского наследия» под началом владимиро-суздальских Рюриковичей. То есть монголы для митрополита Максима (Грека) казались меньшим злом чем «латиняне» и он в 1299 г. решил переехать из Киева во Владимир-на-Клязьме. При этом хитрый византиец понимал, что ему «для легитимности» надо сохранять титул Киевского митрополита. Прибыв во Владимир-на-Клязьме, митрополит Максим быстренько выгнал местного епископа Симеона, создав для него новую Ростовскую епархию, а земли Владимирской епархии включил непосредственно в состав Киевской митрополичьей области. Это значило, что кафедра Киевской митрополии могла находится теперь в одном из двух городов – в Киеве или во Владимире-на-Клязьме.
Очевидно, что переезд митрополита Максима во Владимир-на-Клязьме, с сохранением титула «митрополита Киевского и всея Руси», вызвал внутри-церковные «разборки». В 1301 г. на Патриаршем Соборе в Константинополе рассматривалось «ситуацию на Руси». Митрополит Максим и его соратник Сарайский епископ Феоктист представили дело таким образом, будто переезд митрополита – необходимая для воссоздания политического единства Руси мера. Вероятно, в Константинополе поняли, что переезд Максима (Грека) на север вопрос не столько религиозный, сколько политический и личный.
Галицко-волынский князь и «король всея Руси» Юрий І Львович
Потому в 1303 г. Константинополь согласился на предложения галицко-волынского князя и «короля всея Руси» Юрия І Львовича образовать отдельную Галицкую митрополию, передав под ее юрисдикцию 6 епархий: Галицкую, Перемышльскую, Владимирско-Волынскую, Холмскую, Луцкую, Туровскую и назначив на престол в Галиче митрополита-византийца Нифонта. Очевидно, что уход Максима (Грека) с Киева во Владимир-на-Клязьме, был воспринят в Константинополе как отречение от части своей паствы в бывших западных и юго-западных епархиях Киевской митрополии.
Решающим для обеих митрополий стал 1305 г. Именно в этом году умер Галицкий митрополит Нифонт. На соборе местных епископов новым митрополитом был избран уроженец Волыни, представитель древнего боярского рода Петр Ратенский.
Петр Ратенский
Митрополит Петр
святитель Московский (†1326)
Пока новый владыка проходил процедуру утверждения в Константинополе, во Владимире-на-Клязьме 6 декабря 1305 г. скончался и митрополит Киевский Максим (Грек). В столицу Византийской империи «на утверждение» в статусе «митрополита Киевского и всея Руси» прибыл фаворит Тверского князя Юрия игумен Геронтий. После длительных размышлений, патриарх Афанасий І принял соломоново решение – восстановить единство Киевской митрополии, утвердив Петра Ратенского митрополитом Киевским, Галицким и всея Руси.
Получив титул Киевского митрополита, Петр Ратенский, учитывая политически нулевое значение тогдашнего Киева, местом своей резиденции избрал Владимир-на-Клязьме, как альтернативный вариант резиденции для киевской митрополичьей области. Таким образом, единство церкви было восстановлено. Но ненадолго…
Избрав вместо аполитического Киева местом пребывания Владимир-на-Клязьме, Петр Ратенский, во-первых, вызвал неудовольствие епископов Галичины и Волыни, а, во-вторых, стал активным участником междоусобной борьбы князей на севере бывшего киевского государства. Борьба эта была не шуточной – велась она за получение от монголов титула «великого князя» (по существу – статуса главного союзника и вассала орды) и право «собирать» вокруг своего удельного княжества владения других князей. Самым успешным в борьбе за поддержку ордынцев и в «собирании» с их помощью соседних княжеств в 1320-х – 1330-х гг. был некий Владимирский (а позже – Московский) князь Иван Калита (наследник Юрия Долгорукого по отцовской линии и правнук хана Батыя по материнской линии/его мать, Мария Белозерская, была дочерью Феодоры Сартаковны, а та – дочерью Сартака, сына Батыя. Таким образом, Иван Калита (он же чингизид Кули-хан, татарин Кулхан, он же Култа Калта (по-славянски – «мошна») – потомок Чингисхана в шестом поколении по материнской линии, первый русский политический деятель такого масштаба, в ком текла монгольская кровь), который в 1325 г. перенес свою резиденцию в Москву.
Иван I Данилович Калита
князь Московский
1325 — 31 марта 1340
Известный своим богатством, жестокостью и склонностью к подкупам, Иван Калита «убедил» Петра Ратенского в том же году переехать вместе с ним из Владимира-на-Клязьме в Москву. Для этого митрополит выделил Москву как очередной город Киевской митрополичьей области, в котором может располагаться резиденция главы церкви. Но, и после этого переезда митрополит Петр продолжал именоваться «Киевским», не легитимность.
Через год после переезда в Москву митрополит Петр Ратенский умер. Его смерть снова подняла на повестку дня вопрос легитимности фактического «самоустранения» Киевского митрополита от управления епархиями Волыни и Галичины. Вследствие этого в 1326 г. патриарх Константинопольский опять разделил Киевскую митрополию – воссоздав митрополию Галицкую.
На Киевский же престол Константинополь в 1327 г. назначает грека Феогноста. Проведя несколько лет на территории современной Украины, этот византиец безуспешно пытался склонить местных Рюриковичей к отказу от идеи Галицкой митрополии, уехал под крыло Московского князя Ивана Калиты. Сохраняя титул митрополита Киевского и всея Руси, Феогност очень быстро понял правила игры на севере. Московский князь содействовал обогащению церкви, а церковь помогала ему в присоединении новых земель (что в свою очередь делало церковь богаче, расширяя ее политическое влияние).
Ярким примером «сотрудничества» Феогноста и Калиты стал случай с жителями города Пскова, которые не желали передавать монгольскому хану Узбеку взбунтовавшегося подданного – тверского князя Александра Михайловича (конкурента Ивана Калиты). Дабы помочь своему покровителю Калите избавится от противника, Феогност… отлучил жителей Пскова от церкви. К чести горожан Пскова, они даже под давлением митрополита, не выдали князя Александра монголам, а позволили ему бежать в Литву. Впрочем, такое решение вопроса тоже вполне устраивало Ивана Калиту и Феогноста, который постепенно распространил свое церковное влияние на земли Пскова и Новгорода.
Богатство и влияние Киевской митрополии возрастало и это едва не стоило Феогносту жизни. Приехав в 1341 г. в Сарай-Бату на поклон и получения ярлыка на церковную власть к новому хану Чанибеку, Феогност был заточен монголами в тюрьму.
Чанибек
хан Золотой Орды 1342−1357
Хан Чанибек требовал от митрополита делится деньгами, собираемыми церковью. Но Феогност оказался довольно стойким человеком. Заточение, пытки и издевательства не заставили его отказаться от… денег. Удивленный Чанибек удовлетворился клятвой верности и милостиво выдал митрополиту ярлык на церковную власть.
Финансовое и политическое влияние, усиленное поддержкой Золотой Орды, позволило митрополиту Феогносту добиться от Константинополя очередной ликвидации в 1347 г. Галицкой митрополии, которая снова (до 1370 г.) была объединена с митрополией Киевской.
После смерти в 1353 р. Митрополита Феогноста его наследники продолжали линию на сотрудничество с Московскими князьями, сохраняя титул киевского митрополита. Таким образом, постепенно прокладывался путь к усилению могущества Московского княжества, которое из верного ордынского вассала превращалось в самостоятельного политического игрока.
Возможно, титул Митрополит Киевский и дальше использовался бы московскими владыками, если бы не конфликт 1448 г., вследствие которого Московская церковь разорвала каноническую связь с Царьградом и взяла курс на не признаваемую более ста лет, самопровозглашенную автокефалию. Но об этом уже в следующей статье….