629 просмотров

Часть 2. Кавказские заложники России. Южная Осетия. Кровавое ущелье

В следующий раз я оказался в Грузии в 2008 году….

Мы активно помогали ей в строительстве национальной армии. Конечно, главную роль в этом играл основной партнер Тбилиси – НАТО, которая выделила деньги на реализацию соответствующих программ. Кроме того, Альянс направлял в Грузию военных инструкторов, а также снабжал ее армию легким оружием и различного рода оборудованием.

Однако мы также не оставались в стороне и делали то, чего не мог сделать Североатлантический альянс с его бюрократическими структурами и противоречивыми интересами отдельных членов блока. В частности, это касалось их нежелания ссориться с Россией из-за Грузии, что совершенно справедливо воспринималось Москвой как слабость НАТО и развязывало ей руки. Именно это и стало решающим фактором, подтолкнувшим Россию к военной агрессии против Грузии в августе 2008 года, а потом и против Украины в феврале 2014 года.

Но это действительно было потом, а тогда мы поставляли Грузии тяжелые вооружения, в том числе современные средства ПВО, а также готовили специалистов по их эксплуатации. Да что там говорить, в тот период наши офицеры фактически и работали на такой технике в грузинской армии. В начале августа 2008 года, во время очередной командировки в Тбилиси, вместе со мной в самолете летело довольно много профессионалов, готовых опять прийти на помощь Грузии.

Тем более что этот вопрос опять выходил на первый план. Россия открыто готовилась к очередному нападению на Грузию. Об этом свидетельствовала, как все более агрессивная риторика Москвы в отношении Тбилиси, так и прямые военные приготовления России. Мы видели это даже из Киева. Российские войска на Северном Кавказе спешно готовились к войне.

Туда срочно направлялся весь личный состав от генералов до солдат, имеющий боевой опыт в горячих точках России и за ее пределами. Там же сосредотачивалась и вся новая боевая техника. Особое внимание уделялось авиации, как основной ударной силе, которая, однако, находилась в крайне тяжелом положении из-за финансовых проблем в стране на то время. Ни нормальной подготовки летчиков из-за отсутствия летной практики, ни исправных самолетов, из-за нехватки средств на их ремонт. Поэтому на Северный Кавказ поштучно стягивались, как летчики-инструктора хоть с какими-то навыками, так и все еще исправные самолеты и вертолеты.

Как и в 1992 году, поводом для вторжения российских войск в Грузию должна была стать очередная бойня на ее территории. Судя по всему, на этот раз в Южной Осетии – еще одном конфликтном регионе Грузии, где явно провоцировалась новая вспышка насилия. С этим соглашались и наши грузинские коллеги, с которыми мы поддерживали тесное взаимодействие. Именно обсуждение всех этих вопросов и было целью моей командировки в Тбилиси.

 

Я летел в самолете и вспоминал о том, что происходило в Грузии в начале 1990-х годов. Это все еще оставалось, как частью моей жизни, так и частью моей личной войны против России…

 

Как и в Абхазии, вооруженный конфликт в Южной Осетии был спровоцирован Москвой еще до распада СССР. При этом Россия без всяких затей внедряла в жизнь такой же самый план, что и в Абхазии. Тем более что российские войска уже находились в Южной Осетии, что максимально упрощало возможность организации конфликта.

Так, вблизи города Цхинвали – административного центра Южной Осетии дислоцировалось несколько частей Советской Армии, в том числе вертолетный и инженерно-саперный полки.

Цхинвали 1992 год. Отряды боевиков

После их официального расформирования они были негласно превращены в российскую военную базу. Кроме того, накануне развала Советского Союза в Южную Осетию был введен батальон внутренних войск СССР, ставший впоследствии уже российским полком. А к имеющимся у них вооружениям через Рокский туннель с территории России была доставлена дополнительная военная техника, включая артиллерию и бронетранспортеры.

   Поэтому Москва могла делать все, что угодно, и даже более свободно, чем в Абхазии. Ведь в Абхазии находились десятки тысяч туристов из других стран, которых никак нельзя было проигнорировать. Они видели все, что происходило и могли рассказать правду вопреки российской пропаганде. А Южная Осетия была всего лишь одним из каменных ущелий высоко в горах вдали от всякой цивилизации. Вот почему она еще лучше подходила для реализации Россией ее планов.

Для начала было подкуплено руководство Южно-Осетинской автономной области, как она тогда называлась. Это было не так уже и сложно. Как и вся остальная партийная, советская и хозяйственная номенклатура на Кавказе вкупе с правоохранительными органами и даже местными структурами КГБ, оно было полностью пронизано коррупцией. Ничем не отличался от них и Торез Георгиевич Кулумбегов – «видный политический и государственный деятель», председатель областного совета народных депутатов, а в реальности –  один из заправил местного криминального бизнеса.

Торез Георгиевич Кулумбегов (2 сентября 1938 — 1 октября 2006)

В частности, он был одним из тех, кто занимался контрабандой спирта из грузинского порта Поти в Россию через Южную Осетию. Именно через Цхинвали и Рокский туннель и проходил основной «караванный» путь осетинских спиртовозов в северном направлении. В горбачевские времена «тотальной борьбы с пьянством» это давало не такие уже и плохие доходы. А точнее, просто огромные, позволяющие местной мафии не только хорошо жить, но и делиться с ее российскими партнерами.

Именно на этой основе Кулумбегов и подобные ему тесно сотрудничали с такими же криминальными авторитетами в самой России, а через них и с российскими спецслужбами, что давало Москве еще один канал влияния на Цхинвали. Ну, кто мог устоять перед этим. Да и никто особенно не пытался, и более того, охотно делал все, что приказывала Россия.

По указке из Москвы, в сентябре 1990-го года местный совет Южно-Осетинской автономной области в одностороннем порядке повысил ее статус до «республики». По примеру той же Абхазии, тут же были начаты и бесчинства против грузинского населения автономии, что должно было спровоцировать Тбилиси на ответные действия. Тем самым по уже проверенной схеме Россия получила бы возможность вмешаться в конфликт под предлогом защиты осетин.

А что еще оставалось делать Грузии? Неужели бросать в беде своих граждан. Ведь от действий провокаторов страдали не только грузины, но и сами осетины. Именно по этой причине в декабре 1990-го года для стабилизации обстановки в Южной Осетии на ее территорию был введен полк внутренних войск из состава Тбилисского гарнизона.

В основном они взяли под защиту грузинских жителей региона, который на то время был настоящим «слоеным пирогом» из грузинских и осетинских сел приблизительно половина наполовину. И никто и никогда не имел никаких проблем в отношениях между ними до вмешательства России, которая и не позволила Грузии восстановить порядок в Южной Осетии.

Все попытки Грузии войти в Цхинвали были блокированы российскими войсками. Они же подготовили и вооружили бандформирования сепаратистов. За год при помощи России они укрепили свои позиции, и пошли на дальнейшее обострение конфликта с Грузией.

В начале 1992 года в Южной Осетии был проведен «референдум» о «государственной независимости» самопровозглашенной республики и ее «воссоединения» с Россией. Как и следовало ожидать, грузинское население региона отказалось брать участие в этом сепаратистском шабаше. Ну и что, это никого не волновало. Осетин в России хватало и без Южной Осетии. Как в Северной (российской) Осетии, так и Москве и других городах России, которые и составили видимость кворума «референдума».

Как утверждали лидеры сепаратистов, что сразу же было признано Москвой, за независимость Южной Осетии проголосовало 96% ее жителей. А грузинским жителям региона сразу же и отомстили. Размах репрессий против этнических грузин ничем не уступал Абхазии, где я тогда уже находился. Хотя, в отличие от Абхазии, грузины в Южной Осетии все-таки смогли за себя постоять и отстоять свои села, в том числе при помощи Национальной гвардии Грузии.

К сожалению, как и в 1990-м году, грузинские гвардейцы так и не смогли войти в Цхинвали, где находились российские войска, а также вооруженные формирования сепаратистов и Конфедерации горских районов Кавказа.

Они были введены в Южною Осетию под таким же предлогом, как и в Абхазию. Под прикрытием российских войск и отрядов КГРК, 29 мая 1992 года так называемый «верховный совет» Южной Осетии принял «Акт про государственную независимость республики».

А для придания этому акту необратимого характера вице-президент России А.Руцкой отдал приказ о нанесении авиационных ударов по грузинским войскам в Южной Осетии, которые уже фактически освободили большую часть ее территории за исключением города Цхинвали и нескольких сел подконтрольных сепаратистам.

Как и во всех других случаях, такие удары в основном были нанесены по мирным грузинским селам, что опять же привело к десяткам и сотням жертв среди мирного населения. Хотя, с чего бы это могло остановить Россию. Почувствовав вкус крови и окрыленный «успехами», российский авиационный генерал уже угрожал и бомбардировками Тбилиси.

Все это было якобы неведомо тогдашнему президенту России Б.Ельцину. Вместе с тем, подобное «неведение» отнюдь не помешало ему принудить Э.Шеварднадзе прекратить попытки восстановления контроля над Южной Осетией. 24 июня 1992 года Б.Ельцин и Э.Шеварднадзе при участии представителей Южной и почему то Северной Осетии, подписали Сочинское соглашение о прекращении огня. Боевые действия продолжались еще несколько недель.

А 14 июля 1992 года в зону конфликта были введены так называемые «Миротворческие силы СНГ» в составе российского, грузинского и осетинского батальонов. Стоит ли говорить о том, что в этой ситуации выиграла Россия, которая получила возможность сохранить свое военное присутствие в Грузии на «законном» основании.

Как это все напоминало то, что было сделано Россией в Абхазии. Вместе с тем, в большинстве своем грузинскому и осетинскому народам все-таки удалось сохранить нормальные отношения. С одной стороны это оставляло возможность для воссоединения Грузии и Южной Осетии, а с другой – стало причиной нападения России на Грузию в 2008 году именно через Южною Осетию.

 

P.S. На Кавказе уважают честь и старинные обычаи. Один из них таков: никто не может обидеть мать и ее ребенка, когда она кормит грудью. Во время боевых действий в Южной Осетии в 1992 году раненный грузинский солдат нашел прибежище в осетинской семье. Когда его преследователи – осетины ворвались в дом, женщина, мать семейства, прижала его к своей груди. Их никто не тронул.

Все это происходило и в отношениях между нормальными людьми в Абхазии. Как рассказывали мне мои грузинские коллеги, абхазские старики ухаживали за грузинскими могилами в Абхазии. Так же относились грузины и к абхазским могилам в Грузии.

Так какой же было нужно быть мразью, что бы натравливать братские народы один на другой. Вот именно такой была и остается Россия. Поэтому я продолжаю, и буду продолжать свою личную войну против нее, пока я жив, и пока бьется мое сердце…….