402 просмотров

Украина и южный фланг НАТО

Аннексия Крыма и оккупация Донбасса позволили России установить контроль над большей частью Азовского моря. Кроме того, Россия значительно усилила свои позиции в Черноморском регионе, а теперь пытается занять там доминирующее положение.

Именно на это направлены действия Москвы по милитаризации Крыма и активизации военных учений. Однако, это является только частью планов Кремля, которые имеют целью усиление угроз НАТО на его южном фланге, включая Средиземное море и Южную Европу.

Все это существенно повышает значимость Украины для США и НАТО, как передового «форпоста» в сдерживании России, который позволяет им наращивать свое передовое военное присутствие в непосредственной близости от ее юго-западной границы.

В 2015 году под предлогом борьбы с международным терроризмом Россия ввела свои войска в Сирию. Однако, реальные планы Москвы имели гораздо более широкий характер и предполагали превращение Сирии в военный «плацдарм» России в Средиземноморском регионе, как дополнительный рычаг давления на США и НАТО на его южном фланге. 

Для этого Россией были собраны достаточно мощные силы. В частности, в наиболее активные периоды боевых в Сирии на ее территории было развернуто около 100 самолетов и вертолетов воздушно-космических сил РФ. Основу этой группировки составляли около 30 фронтовых бомбардировщиков Су-24М, 4 фронтовых бомбардировщика Су-34, 12 штурмовиков Су-25СМ/УБ, 12 легких многоцелевых истребителей Су-30С, 12 тяжелых многоцелевых истребителей Су-27С.

В целях обеспечения их действий в Сирии были размещены два самолета-разведчика Ту-214Р и Ил-20М1, а также самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления А-10. Кроме того, непосредственную поддержку операций российских войск в Сирии осуществляли около 15 боевых вертолетов Ми-24П, 15 транспортно-боевых вертолетов Ми-8АМТШ и 5 разведывательно-ударных вертолетов Ка-52.

В отдельные моменты эта группировка дополнительно усиливалась за счет переброски в Сирию многофункциональных истребителей Су-57 и истребителей-перехватчиков дальнего действия МиГ-31, а также авиационной группы тяжелого авианесущего крейсера (ТАВКР) «Кузнецов», который находился в Средиземном море с ноября 2016 года по начало января 2017 года. Корабль имел на борту около 40 самолетов в вертолетов палубной авиации, включая истребители МиГ-29К/КУБ и истребители-бомбардировщики Су-33.

Кроме того, в период с ноября 2015 года по декабрь 2017 года для нанесения ударов по территории Сирии привлекались самолеты дальней (стратегической) авиации ВКС России Ту-22М3, Ту-95МС и Ту-160М. При этом часть из них были переброшены на передовые авиабазы (аэродромы) России «Моздок» на Северном Кавказе и «Хамадан» в Иране. Налеты на Сирию осуществлялись по двум основным маршрутам: над Каспийским морем и Ираном, а также вокруг Европы — над Арктикой, Северной Атлантикой и Средиземным морем. Как правило, в них брали участие до 9 дальних бомбардировщиков Ту-22МЗ или же пары бомбардировщиков-ракетоносцев Ту-95МС, Ту-160М в сопровождении воздушных командных пунктов, самолетов-заправщиков и истребителей.

В 2019-2020-х годах, в связи с окончанием масштабных боевых действий в Сирии, группировка российской авиации на ее территории была существенно сокращена. В частности, на авиабазе «Хмеймим» была оставлена всего лишь одна эскадрилья фронтовых бомбардировщиков Су-24М, истребители Су-30СМ и Су-35С, а также ударные вертолеты Ми-24 и Ми-35. Вместе с тем, с учетом имеющегося у России опыта, ее авиационные силы в Сирии могут быть снова существенно наращены в любой момент времени.

Тем более, что это уже делается на практике. Так, весной этого года на авиабазе «Хмеймим» были впервые размещены три самолета Ту-22М3 на постоянной основе. По оценкам экспертов, дальнейшая модернизация упомянутой базы позволит ей принимать бомбардировщики-ракетоносцы Ту-95МС и Ту-160М, а также дальние противолодочные самолеты Ту-142.

Там же в Сирии остался и как минимум один зенитно-ракетный комплекс С-400 и несколько ЗРК С-300.

Однако, самую большую ценность для Москвы представляет военно-морская база «Тартус» в Сирии, которая дает возможность России обеспечивать действия ее корабельной группировки в восточной части Средиземного моря. В 2016-2018 годах, такая группировка включала как минимум 20 боевых кораблей и судов обеспечения, в том числе три ракетных корабля, два противолодочных корабля, два сторожевых корабля, два-три десантных корабля, три-четыре тральщика, а также до четырех подводных лодок. При этом, одно время ее возглавлял ТАВКР «Кузнецов».

Конечно, все эти силы России все еще намного уступают силам США/НАТО в Средиземноморском регионе. Вместе с тем, они уже позволяют Москве в определенной степени контролировать его восточную часть, а также действительно создают угрозу южному флангу НАТО. В особенности, с учетом разработки в России новых видов ракетных систем, которыми оснащаются ее боевые корабли, подводные лодки и авиация.

Например, российские самолеты Ту-22М3М (модернизированный вариант Ту-22М3) вооружаются новейшими авиационными крылатыми повышенной дальности Х-32. А в Сирии уже находились истребители-перехватчики МиГ-31К, вооруженные гиперзвуковыми ракетами Х-72М2 комплекса «Кинжал» с дальностью полета до 2 тыс. км. Этими же ракетами планируется оснастить и самолеты Ту-22М3М. Помимо этого, для самолетов Ту-22М и Су-34 разрабатывается еще одна гиперзвуковая ракета «Острота/Гремлин». В свою очередь, в скором времени на вооружение ВМС России может поступить гиперзвуковая ракета «Циркон».

Действия России на южном фланге НАТО вызывают серьезную обеспокоенность США и всего Североатлантического союза. Тем более, что Москва не останавливается на достигнутом и ищет новые возможности для размещения своих военных баз, в частности, в Египте, Тунисе и Ливии.

С учетом рассмотренных обстоятельств, в дополнение к уже принятым мерам по сдерживанию России, которые включают восстановление системы переброски американских войск в страны Южной Европы, а также наращивания военного присутствия США и НАТО в Черноморском регионе, активизируется работа и по ряду других направлений противодействия российским угрозам.

В частности, это касается военных учений США/НАТО «Защитник Европы», о чем мы уже писали в наших предыдущих публикациях. При этом, в ряде из их эпизодов берет участие Украина, которая приобретает особенно важное значение для ее западных партнеров. Причина этого проста. Именно за счет углубления военного сотрудничества с Украиной США и НАТО непосредственно приближаются к России.

Причем, несмотря на то, что Украина пока еще не является членом  Североатлантического союза, США и НАТО уже учитывают  ее в своих оперативных планах. Более того, они действуют с украинской территории и нашего воздушного пространства против Российской Федерации. Примеры таких действий мы уже не раз приводили на страницах нашего сайта.

Это и работа военных тренировочных миссий США/НАТО в Украине, и взаимодействие разведывательных служб сторон (в том числе полеты разведывательных БПЛА ВВС США RQ-4B Global Hawk над территорией нашей страны), и использование украинского воздушного пространства американской стратегической авиацией для отработки вопросов нанесения ударов по российским военным объектам в Крыму и на Северном Кавказе. А еще в территориальные воды Украины и ее порты систематически заходят боевые корабли ВМС США и других стран НАТО, оборудованные системами управляемого ракетного оружия Aegis.

Все это и является усилением передового военного присутствия США/НАТО на российском направлении. В результате США/НАТО получают возможность значительно расширить буферную зону с Россией, отодвинуть от себя рубежи перехвата средств российского воздушного нападения и, наоборот, приблизить к Российской Федерации свои ударные вооружения. В частности, из района Черного моря американские корабли с системой  Aegis могут не только наносить ракетные удары по военным базам России в Крыму и на Северном Кавказе, но и управлять действиями американской системы ПРО США/НАТО в Европе.

Тем самым США/НАТО компенсируют военную активность России в Средиземноморском регионе, а также создают ей дополнительные угрозы в ее собственном черноморском «подбрюшье». Прежде всего это относиться к аннексированному Россией Крыму и ее Северному Кавказу, которые являются базовыми центрами Москвы для действий против южного фланга НАТО.

Что это опять же означает для Украины? Как и во многих других случаях, этот вопрос не имеет однозначного решения.

Так, усиление российских угроз южному флангу НАТО объективно повышает значение Украины как одного из «краеугольных камней» европейской безопасности. Исходя из этого весной нынешнего года США было принято решение об увеличении военной помощи нашей стране. Одновременно были подтверждены все программы поставок вооружений Украине, в том числе и летального характера.

Вместе с тем, такая роль Украины точно так же объективно противоречит интересам России. А потому она продолжит наращивать давление на нашу страну, и как всегда, в военной сфере. Именно это и показывает активизация военных провокаций Москвы против Украины с начала этого года. Причем, они отнюдь не прекратились даже после официального объявления России об «отводе ее войск от украинской границы.

К сожалению, в ближайшей перспективе нас пока еще не примут в НАТО и даже не предоставят нам План действий по подготовке к членству в Альянсе. И мы не сможем рассчитывать на применение к нам 5-й статьи Североатлантического (Вашингтонского) договора про коллективную оборону.

Однако, так или иначе, США и НАТО не оставят нас один на один с Россией. Это прямо показали их позиции с 2014 года, которые были подтверждены в ходе саммита НАТО, а также встречи президентов США и России в июне с.г.

Так, лидеры стран-членов Североатлантического союза четко обозначили неизменность политики «открытых дверей» для Украины и Грузии. При этом было прямо сказано про их решающую роль в системе безопасности НАТО в Черноморском регионе. На основании такой оценки принято решение о дальнейшем углублении военного сотрудничества Альянса с Украиной и Грузией в целях повышения их возможностей противодействия России. Со своей стороны президент США Дж.Байден прямо предупредил В.Путина о том, что никакие агрессивные действия Москвы против американских партнеров не останутся без ответа.

Конечно, не останутся. И Россия отчетливо понимает это, что вызывает у нее настоящую истерику. Именно так и можно расценить реакцию В.Путина на саммит НАТО, когда он с дрожью в голосе впервые признал реальную возможность вступления Украины в состав Североатлантического союза. Еще бы не впасть в истерику, если по его собственным словам, в этом  случае подлетное время американских ракет до Москвы сократится до 5-7 минут, а до его резиденции в Сочи — и того меньше.

В общем, выводы ясны. Укрепление взаимодействия с США и НАТО позволяет Украине разговаривать с Россией с позиции силы. А что до ее гиперзвуковых ракет и других страшилок, то «не так страшен черт, как его рисуют». Во-первых, большинство из «новейших» вооружений России все еще остаются экспериментальными образцами и далеки от массового принятия на вооружение. А во-вторых, для реальной войны вполне уже хватит того, что есть у всех сторон. Как уже говорилось выше, дело тут не в скорости ракет, а в передовом присутствии на направлении противника.