406 просмотров

«Нормандская встреча»: «плюсы» и «минусы».

Несмотря на наши прогнозы, а точнее – утверждения пресс-секретаря президента РФ Д.Пескова о «преждевременности ожиданий «нормандской» встречи уже в этом году, она все-таки состоялась. И сразу же вызвала массу мнений и оценок совершенно различного характера. В том числе, – и полностью противоположных. От утверждений о «ничьей в пользу Украины», до доводов о «выигрыше России».

Это и понятно. Сколько людей – столько и мнений. Тем более по таким сложным и судьбоносным для Украины вопросам, которые поднимались в ходе переговоров. Поэтому хотелось бы внести и свою лепту в обсуждение результатов саммита в Париже с точки зрения позиции нашего сайта и с учетом уже сделанных оценок в ходе обсуждения этой темы.

Начнем по порядку.

Итак, нужна ли была вообще «нормандская» встреча на высшем уровне и можно ли возразить тем экспертам, которые считают ее чисто формальным мероприятием, не имеющим реальных результатов?

Можно.

Как бы там ни было, но встреча все-таки была нужна, хотя бы для того, чтобы посмотреть «кто есть кто» и что он из себя представляет.

В этом плане, несмотря на отсутствие опыта, Президент Украины показал себя достаточно хорошо. По крайней мере, он прямо заявил об оккупации украинских территорий, что было сделано впервые в рамках «нормандского» формата. Тем самым Россия была открыто названа оккупантом, а значит и противником Украины безо всяких там условностей.

Точно так же были четко обозначены и «красные линии» для Украины. Это недопустимость федерализации Украины, а также возможность проведения выборов в «ДНР» и «ЛНР» (а, соответственно и принятия закона об особом статусе Донбасса) только после вывода российских войск с оккупированных территорий и возвращения нашей стране контроля над ее восточной границей.

Все это четко расставило точки над «і», что еще раз подтвердило провал надежд России сломать Украину. Вряд ли это уже является неожиданностью для Москвы, но очевидно омрачило настроение В.Путину, что отчетливо было видно по его хмурому лицу.

И даже личная встреча с В.Зеленским, похоже, не позволила ему изменить ситуацию.

Хотя В.Путин старался и снова требовал от Украины согласиться на особые статусы «ДНР» и «ЛНР» безо всяких гарантий со стороны России. Опять же утверждая, что «российских войск там нет», а конфликт на Донбассе – это «внутренняя проблема Украины».

В общем, на стратегическом уровне мы, может быть, и не выиграли, но действительно сыграли «в ничьею в пользу Украины».

Но вот в области принятия практических решений ситуация выглядит хуже и, к сожалению, именно для нашей страны. В частности, это показывают основные положения итогового документа «нормандской» встречи, а именно договоренности об обмене пленными, дальнейшем отводе сил сторон от линии фронта, закреплении режима прекращения огня, расширении полномочий миссии ОБСЕ, а также реализации Минских соглашений. Рассмотрим их более подробно.

Так, главным итогом переговоров действительно можно считать достижение договоренности об обмене пленными. Но загвоздка в том, что Украина и Россия по-разному видят формулу такого обмена. По мнению Украины, это обмен все на всех. А Россия соглашается менять только тех лиц, которые будут включены в соответствующие списки. Что обязательно вызовет споры по поводу конкретных кандидатур, с ними – и новое затягивание процесса самого обмена. Кроме того, кто может помешать России вместе с ее приспешниками в «ДНР» и «ЛНР», задержать очередных «украинских шпионов – диверсантов», а по сути невинных людей и снова предлагать их к обмену? И применять такую практику до бесконечности.

Не менее серьезные проблемы остаются и в вопросе разведения сил сторон в зоне конфликта на Донбассе. Так, Москва требует от Украины отвода ее войск на всей протяженности линии соприкосновения сторон от Станицы Луганской на севере и до Широкино на юге. Включая все промежуточные пункты на этой дуге. Конечно, Украина не может сделать этого. И не только из-за того, что украинские войска потеряют тактически выгодные позиции, но и потому, что под огонь тяжелой артиллерии противника попадет Мариуполь и другие крупные населенные пункты на подконтрольной нам территории.

Тем более что в отличие от Украины, противник оставляет свои тяжелые вооружения вблизи линии фронта. Не говоря уже о том, что российские войска и боевики сразу же выходят на позиции, оставленные Украиной. В частности, под видом сотрудников Совместного центра по контролю и координации вопросов прекращения огня и стабилизации линии размежевания сторон, боевики «ЛНР» не только заняли восстановленный Украиной мост под Станицей Луганской, но и вышли на нашу сторону реки Северский Донец.

Какой смысл в разведении войск, если территория между ними остается полностью доступной для выхода снайперов и диверсионно-разведывательных групп (ДРГ) противника? Что и осуществляется им на практике. Достаточно только вспомнить попытку прорыва вражеской ДРГ через позиции наших войск 1 декабря с.г., что стоило жизни двоим украинским военнослужащим.

Кто будет обеспечивать безопасность граждан Украины в новой «серой зоне», когда украинские войска уйдут оттуда? Ведь ни Россия, ни «ДНР» и «ЛНР», не соглашаются допускать туда, ни Национальную полицию, ни Национальную гвардию Украины.

То же самое можно сказать и о договоренностях про прекращение огня. Неужели можно быть таким наивным, чтобы поверить в то, что Россия их действительно будет выполнять? Как показывает опыт, ни какие из подобных соглашений не останавливают Москву и ее приспешников на Донбассе. Да и в других горячих точках то же. Да что там говорить, когда только в день переговоров «нормандской» четверки 9 декабря с.г., в результате действий России на линии фронта погибли еще трое украинских военнослужащих.

Не поможет тут никакое расширение полномочий Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ на Донбассе. Как препятствовали боевики работе ее представителей в зоне конфликта, так и будут препятствовать дальше. И все решения «нормандской» четверки не будут им никаким указом.

Однозначным проигрышем Украины можно считать выполнение требования России о включение в итоговый документ «нормандской» встречи пункта о «необходимости инкорпорации «формулы Штайнмайера» в украинское законодательство согласно версии, согласованной Н4 и Трехсторонней контактной группой». Именно эта версия и была одобрена Л.Кучмой, как представителем Украины в Трехсторонней контактной группе, в начале октября с.г.

Как раз ее содержание и вызвало массовые акции протестов в Украине под лозунгом «Нет Капитуляции!».

В частности, принятый вариант «формулы Штайнмайера» предполагает введение в действие закона об особом статусе Донбасса после проведения выборов в «ДНР» и «ЛНР» и признания их ОБСЕ такими, что соответствуют украинскому законодательству и международным нормам. Вместе с тем документ не содержит никаких обязательств со стороны Москвы, в т.ч. о выводе российских войск с оккупированных территорий и возвращении Украине контроля над ее восточной границей.

И вот теперь Россия получила дополнительные возможности давления на Украину путем обвинений нашей страны в невыполнении решений саммита лидеров «нормандской» группы. Подобные обвинения могут быть выдвинуты Украине также Францией и Германией. При этом Москва делает ставку на «инфантильность» ОБСЕ и свое влияние в этой организации, которая может сделать выгодные для России выводы о выборах на Донбассе.

К счастью для Украины, ее пока что спасает то, что итоговый документ саммита «нормандской» группы не накладывает на нас четких юридических обязательств. Об этом еще накануне встречи в Париже сказал вице-премьер-министр Украины по вопросам европейской и евроатлантической интеграции.

Несмотря на это, мы должны быть готовы к жесткому прессингу со стороны России, которая будет пытаться додавить Украину по упомянутому выше вопросу, а именно – окончательного признания нами российского варианта «формулы Штайнмайера». Причем уже к следующей встрече лидеров «нормандской» четверки в апреле будущего года, где должен быть определен порядок выборов на оккупированных территориях Донбасса, а следовательно – и их будущий статус.

Как и раньше, для этого Москва будет использовать все имеющиеся у нее возможности, от создания газовых проблем для Украины и до очередных обострений конфликта на Донбассе. Что является особенно чувствительными вопросами, как для руководства, так и экономики, и населения нашей страны. Кроме того, Россия буде продолжать попытки привлечь на свою сторону западные страны и международные организации. Именно для этого сразу же после встречи в Париже в США был отправлен министр иностранных дел России С.Лавров. Не остаются без внимания Москвы и Франция вместе с Германией.

Что же делать Украине в этой ситуации? Только одно – сохранять жесткую позицию в отстаивании своих интересов, что мы пока что и делаем. В том числе и путем демонстрации силы, как это было сделано накануне саммита в Париже в рамках проведения учений фронтовой бомбардировочной авиации, а также пуска новый крылатой ракеты Р-360 комплекса РК-360МЦ «Нептун».

И еще, мы должны не просто уповать на помощь со стороны Запада, который действительно может устать от Украины, но и активно формировать его мнение о нашей стране в позитивном для нас смысле. В противовес тому, как это пытается сделать Россия в своих интересах.