244 просмотров

Нагорный Карабах

Победители и проигравшие

Как известно, в конце сентября с.г. Армения и Азербайджан возобновили боевые действия в Нагорном Карабахе, а уже в октябре-ноябре они фактически привели к очевидным успехам Азербайджана.

Так, 9 ноября с.г. азербайджанские войска установили контроль над одним из стратегических центров Нагорного Карабаха – городом Шуша и вышли на прямые подступы к столице сепаратистов – городу Степанакерту. В свою очередь это открыло путь к окончательному восстановлению Азербайджаном территориальной целостности страны.

 Однако, вместо дальнейшего развития наступления, в ночь с 9 на 10 ноября с.г. президент Азербайджана И.Алиев подписал соглашение о перемирии с Арменией при посредничестве Москвы. Более того, он дал согласие на размещение миротворческих сил России, а фактически — ее регулярных войск, на линии соприкосновения сторон в Нагорном Карабахе. При этом мирные договоренности предусматривают закрепление за Азербайджаном уже освобожденных им территорий, а также возвращение ему оккупированных Арменией азербайджанских районов вокруг Нагорного Карабаха.

 Все это было объявлено Баку «полной победой Азербайджана над Арменией». Но ведь проблема Нагорного Карабаха так и не была решена. Фактически, согласие Баку на упомянутые условия мирного плана не только сохранили анклав сепаратистов на территории Азербайджана, но и полностью исключили возможность восстановления контроля над ним в дальнейшей перспективе. В отличие от прошлых лет, этого просто не дадут сделать российские войска в Нагорном Карабахе, которые появились там под видом миротворцев.

Казалось бы, что здесь такого? И чем могут омрачить победу Баку остатки армянского плацдарма в Азербайджане? К сожалению, для Азербайджана, могут. В особенности после того как они – эти самые «остатки» оказались под контролем России и стали уже российским плацдармом на азербайджанской территории.

А это полностью меняет ситуацию в регионе, делая конфликт вокруг Нагорного Карабаха подобием конфликтов на Донбассе, в Абхазии и Южной Осетии. Все они непосредственно граничат с Россией, а российские войска находятся на территориях, подконтрольных сепаратистам. К чему это может привести более чем очевидно, показывает опыт Грузии и Украины. О чем идет речь, наверное, понятно. Однако напомним об этом еще раз.

Так, в августе 2008 года под предлогом защиты российских миротворцев в Южной Осетии, а также своих «соотечественников» на ее территории, Россия напала на Грузию. При этом российскими войсками была оккупирована не только сама Южная Осетия, но и ряд соседних с ней грузинских районов, которые контролировались Тбилиси. А в феврале-марте 2014 года, под таким же самым предлогом – защиты российских военнослужащих и других российских граждан в Крыму, Россия оккупировала и аннексировала полуостров.

И кто может быть уверен в том, что подобный сценарий не может быть повторен Россией в Азербайджане в целях расширения своего присутствия на Кавказе. Включая установление контроля над стратегически важными объектами, в том числе нефтепроводом Баку – Тбилиси – Супса и Трансанатолийским газопроводом Азербайджан – Грузия – Турция.

Не говоря уже о том, что достижение договоренностей о возвращении Азербайджану его территорий вокруг Нагорного Карабаха вовсе не гарантирует того, что Армения действительно сделает это.

Так, наличие российских войск в Нагорном Карабахе позволяет Еревану затянуть решение данного вопроса на неопределенное время.

А в случае смены власти в Армении в результате акций протестов, она вообще может отказаться от своих обязательств.

Но это только часть тех достижений, которые получила Москва от ее посреднической роли в урегулировании конфликта между Арменией и Азербайджаном. Так, на фоне провалов подобных усилий США и Минской группы ОБСЕ в октябре с.г., успехи России в упомянутой сфере еще раз позволяет ей сказать: кто на самом деле является «хозяином в доме». Как на всем постсоветском пространстве, так и в, частности, на Кавказе.

 При этом, Россия действительно получила еще большие возможности по укреплению своих позиций, как в Армении, так и в Азербайджане. Как уже говорилось выше, акции протестов в Ереване действительного могут привести к смене армянской власти, а именно – отставке премьер-министра страны Н.Пашиняна. Что очевидно выгодно Москве в связи с его попытками уменьшить зависимость Армении от России путем «заигрыванием» с Западом.

Одновременно, сохранение в Азербайджане сепаратистского анклава (пускай и в урезанном виде), при наличии российских войск на его территории, дает Москве дополнительные рычаги давления также и на Баку. В том числе, путем угроз военного вторжения в Азербайджан.

Таким образом, победа Азербайджана вовсе не является таким уже «триумфом», которым она кажется на первый взгляд. Более того, с учетом упомянутых фактов, согласие Баку на мир с Ереваном без полного освобождения Нагорного Карабаха, не только не позволяет Азербайджану существенно улучшить свое положение, но и создает для него ряд новых угроз стратегического характера.  

Интересно, понимает ли это руководство Азербайджана? Наверное, да, но почему-то все-таки пошло на невыгодные для него условия. Так почему же это было сделано?

Для того, что бы ответить на этот вопрос опять же обратимся к историческому опыту конфликтов на постсоветском пространстве. Что же они нам могут показать? Главное это то, что ни в одном из них Россия не позволила странам бывшего СССР ликвидировать сепаратистские образования на их территории.

В частности, в мае – июне 1992 года российские войска в Молдове (подразделения 14-й армии бывшего СССР, которая перешла в подчинение Москвы), не дали Кишиневу восстановить контроль над Приднестровьем. А в августе того же года Россия отправила свои войска в Грузию теперь уже в поддержку сепаратистов в Абхазии. Точно то же было сделано Москвой и в августе-сентябре 2014 года, когда она ввела свои войска в Украину для спасения «ДНР» и «ЛНР».

Неужели кто-то может сомневаться в том, что Россия просто так оставила бы Нагорный Карабах и поступилась бы своими позициями на Кавказе?

Конечно, нет. Что и показало согласие Азербайджана на мир с Арменией, которое очевидно было сделано под давлением Москвы. А то, и прямого шантажа с ее стороны. При этом Москвой применялись те же самые «гибридные» методы по принципу «их там нет», как и против Украины.

Так, Россия категорически отрицала возможность своего военного вмешательства в конфликт между Арменией и Азербайджаном. В то же время, как и в случае с Украиной, подобные заявления Москвы были всего лишь прикрытием ее настоящих действий. Впрочем, не таким уже и сильным для того, что бы такие действия нельзя было распознать.

В частности, российские СМИ практически не скрывали фактов поставок Россией оружия Армении, как со 102-й базы ВС РФ на армянской территории, так и через Иран, а также воздушное пространство Грузии. В свою очередь Ереван не только не отрицал наличия российских военных в зоне конфликта в Нагорном Карабахе, но и делал акцент на этом.

Впрочем, это все были «мелочи жизни». Настоящие намерения Кремля открыто демонстрировались российскими политиками, в том числе, в Государственной думе РФ. При этом, они выступали с прямыми призывами военной поддержки Армении, включая применение тактического ядерного оружия, как против Азербайджана, так и его союзницы Турции. Кроме того, утверждалось о возможности прорыва российских войск в Армению через территорию Грузии.

А после того, как ситуация в Нагорном Карабахе приобрела критический характер для Армении, все эти угрозы начали реализовываться Россией на практике. Так, приблизительно с начала ноября с.г. войска 102-й военной базы ВС РФ начали сосредоточение в районе Лачинского коридора между Арменией и Нагорным Карабахом.

Одновременно, Россия могла выдвинуть ультиматум Азербайджану о прекращении им боевых действий. В противном случае Москва угрожала ему применением военной силы, под каким либо из уже опробованных предлогов. Например, оказания помощи местному населению, или же ответа на гибель российских военнослужащих.

Именно такой повод очень кстати и возник вечером 9 ноября с.г. в результате катастрофы российского военного вертолета вблизи Лачинского коридора. Причем, он как раз и сопровождал одну из колонн 102-й базы вооруженных сил России. А уже через несколько часов Азербайджан согласился на перемирие с Арменией. Правда, интересное совпадение? В особенности, с учетом того, что переброска российских миротворцев была начата уже в шесть часов утра 10 ноября с.г., что еще раз подтверждает заранее спланированный характер операции. При этом, для транспортировки российских войск используется воздушное пространство Грузии, несмотря на то, что она остается в состоянии конфликта с Россией из-за Абхазии и Южной Осетии.

Какой же вывод из этого мы можем сделать для Украины? Опять же простой и очевидный. Уверившись в своих силах, Россия неминуемо активизирует давление на Украину в целях принуждения ее к принятию российского варианта «урегулирования» конфликта на Донбассе. Это уже показывает отказ Москвы от украинского варианта выполнения Минских договоренностей, который был представлен в Трехсторонней контактной группе в ноябре с.г.

Кроме того, прецедент Нагорного Карабаха может быть использован Москвой и в интересах убеждения западных стран в необходимости поддержки ими российской позиции на Донбассе.  

Все это может создать впечатление полного выигрыша Москвы в конфликте между Арменией и Азербайджаном. Однако, это опять же вовсе не так. Как говориться, «бесплатный сыр бывает только в мышеловке». Вот такой «мышеловкой» для Москвы и стала ее политика на Кавказе.

Так,  успехи России были оплачены дорогой ценой, которая едва ли не превысила все ее достижения. В частности, Москва потеряла свой авторитет как гаранта безопасности ее партнеров и союзников. А еще ей пришлось пойти на уступки Турции, которая воспользовалась ситуацией для усиления своих позиций в регионе, в том числе и в военной сфере. И даже легализовала свое военное присутствие на Кавказе в форме совместного с Россией центра по контролю над прекращением огня в Нагорном Карабахе.

 А за Турцией стоят США и НАТО, какими бы не были сложными их отношения.