463 просмотров

Уроки Нагорного Карабаха

«Наверно мир сошел с ума». Свидетельством этого кажется очередное обострение военного противостояния между Арменией и Азербайджаном, которое произошло в конце сентября этого года и дополнило собой череду других конфликтов, как на постсоветском пространстве, так и в мире.

Впрочем, новая вспышка боевых действий на Кавказе имеет вполне логичный характер и полностью отличается от подобных событий в июле с.г. В частности, тогда это было не более чем приграничное столкновение на армяно-азербайджанской границе вне зоны Нагорного Карабаха. На сегодняшний день, действия Азербайджана, по сути, являются освобождением азербайджанских территорий, а именно – Нагорного Карабаха и прилегающих к нему других районов страны, которые были захвачены Арменией в 1991-1994 годах при помощи России.

Конфликт в Нагорном Карабахе (на то время – Нагорно-Карабахской области Азербайджана) был спровоцирован Москвой в конце 1980-х годов в целях сдерживания развития национально-демократических процессов в Азербайджане. Для этого спецслужбами СССР были поддержаны армянские сепаратисты в упомянутом регионе Азербайджана, в результате чего на базе Нагорного Карабаха была создана самопровозглашенная республика проармянской ориентации.

После распада Советского Союза, опять же под влияние Москвы, ситуация вокруг Нагорного Карабаха была переведена в состояние активного вооруженного конфликта между Арменией и Азербайджаном. При этом, внутренние проблемы в Азербайджане, а также помощь России, позволили Армении захватить как сам Нагорный Карабах, так и семь соседних с ним районов Азербайджана.

На сегодня Нагорный Карабах остается самопровозглашенной непризнанной республикой, полностью подконтрольной Армении. При этом на его, а также других оккупированных территориях Азербайджана, находятся войска регулярной армянской армии, которые действуют под видом так называемых сил обороны Нагорного Карабаха.

Как известно, активные бои в Нагорном Карабахе начались 27 сентября с.г. В ответ на активизацию вооруженных провокаций со стороны Армении, силы азербайджанской армии начали наступление по нескольким направлениям (в основном, вдоль долин горных рек), в т.ч.:

с севера – в направлении населенных пунктов Муровдаг, Талыш и Мардакерт (Агдере) в северной части Нагорного Карабаха;

с юго-востока – в направлении западной части Физульнского и Джебраильского районов Азербайджана, которые были частично оккупированы Арменией.

В ходе наступления вооруженным силам Азербайджана удалось прорвать первую линии обороны армянских войск на нескольких участках фронта, в результате чего были освобождены шесть (по другим данным – семь) сел в Физулинском и Джебраильском районах. Кроме того, под огневой контроль была взята дорого Варденис  – Агдара, которая связывает Армению с Нагорным Карабахом в северной части зоны конфликта.

Вместе с тем, наиболее важное значение для Азербайджана имело установление контроля над рядом высот, что позволило азербайджанской армии значительно улучшить свое положение на линии фронта. А именно – выйти из низин, где она находилась раньше, на возвышенную местность, которая была в руках армянских войск.

Тем самым Азербайджан получил удобные плацдармы для дальнейшего развития наступления в глубину оккупированных территорий. Теперь уже не «снизу – вверх», что давало существенные преимущества армянской стороне, а, фактически, на равных условиях.

Чего же ждать дальше? Развитие событий в зоне конфликта будет зависеть как от позиций Азербайджана и Армении и соотношения их сил в новой ситуации на линии фронта, так и от действий других стран, которые имеют свои интересы на Кавказе и способны их реализовать на практике.

Так, в условиях возобновления войны вокруг Нагорного Карабаха, как Баку, так и Ереван, отказались от компромиссов, не говоря уже об уступках противнику. При этом Азербайджан перешел к укреплению своих позиций на освобожденных территориях, вместе с развитием достигнутых успехов. В ответ Армения сосредоточила усилия на отражении наступления Азербайджана, а также восстановлении своего положения.

В то же время, как и в большинстве других случаев, приблизительное равенство сил Азербайджана и Армении на основных направлениях боевых действий, с учетом горного рельефа местности, привело к стабилизации линии фронта на новых позициях, занимаемых сторонами. В результате вооруженное противостояние между ними приобрело затяжной позиционный характер.

Вместе с тем, существенное превосходство общего военного потенциала Азербайджана над Арменией позволяет ему продолжать наступление в Нагорном Карабахе. А после перегруппировки и ввода в действие дополнительного количества азербайджанских войск, оно может приобрести еще более масштабный характер. В свою очередь, это создает непосредственную угрозу не только сепаратистскому режиму в Нагорном Карабахе но и самой Армении, а также интересам Москвы на Кавказе.

Общая численность вооруженных сил Азербайджана составляет около 130 тыс. человек. Подготовленный резерв включает около 850 человек. На вооружении азербайджанской армии находится около 760 танков, 2,6 тыс. боевых бронированных машин, 670 различных артиллерийских систем и 450 реактивных систем залпового огня, 65 самолетов тактической авиации и 38 боевых вертолетов.

В свою очередь общая численность ВС Армении составляет 45 тыс. чел. Подготовленный резерв включает 200 тыс. чел. На вооружении армянской армии находятся около 320 танков, 750 боевых бронированных машин, 240 различных артиллерийских систем и 70 реактивных систем залпового огня, 19 самолетов тактической авиации и 17 боевых вертолетов.

В то же время Армения превосходит Азербайджан по количеству тактических ракетных комплексов – 16 (в т.ч. «Искандер») против 4.

С учетом упомянутых обстоятельств, Армения отчаянно пытается  привлечь на свою сторону Россию как союзника по ОДКБ, а также получить от нее прямую военную помощь. Тем более что на территории Армении находится военная база России, которая включает в свой состав мотострелковую бригаду и полк тактической авиации.

С начала обострения конфликта этот вопрос несколько раз обсуждался между премьер-министром Армении Н.Пашиняном и президентом РФ В.Путиным. При этом Ереван утверждает о нападении Азербайджана непосредственно на Армению, а также прямое военное вмешательство в конфликт со стороны Турции, что позволяет применить соответствующие положения Договора о коллективной безопасности. Свидетельствами этого называются обстрел Азербайджаном армянского города Варденис, а также уничтожение турецким истребителем F-16 армянского штурмовика Су-25.

И что же делает Москва? Как всегда, в последнее время, занимает двойственную позицию. Так, с одной стороны, руководство России высказывается в поддержку Армении, а с другой – уклоняется от оказания ей непосредственной помощи, в т.ч. в рамках ОДКБ и только лишь призывает к миру.

Причины этого достаточно просты и еще раз подтверждают очевидную утрату Россией своих позиций и влияния в мире. В частности, это касается нежелания Москвы идти на столкновение с Турцией из-за Армении и Азербайджана. Тем более, когда военные силы Турции на Кавказском направлении и 1,5-2 раза превышают собственные силы России в этом регионе. Причем, Анкара не только открыто стала на сторону Баку но и уже неоднократно показала готовность к противостоянию с Россией, в том числе и в военной сфере. Как это происходит в Сирии.

А еще у Москвы банально нет денег, в т.ч. и на содержание ее армии. Так, в связи с резким ухудшением состояния российской экономики, в 2021 году военные расходы России планируется сократить на 441 млрд руб. до 1,453 трлн руб. (на 23%), что является самым низким показателем с 2011 года. Причем, только на участие в сирийском конфликте Россия ежегодно тратит около 1-2 млрд дол. США в год. Еще больше уходит на содержание российских войск на Донбассе, а также поддержку «ДНР» и «ЛНР». К чему тут России еще и Нагорный Карабах?

Впрочем, это вовсе не означает полного отказа Москвы от вмешательства в конфликт на Кавказе. По крайней мере, следует ожидать дополнительных поставок российских вооружений Армении (через Иран), направления в Нагорный Карабах всевозможных наемников, а также очередных совместных учений российских и армянских войск. А еще – и всяческих угроз в адрес Азербайджана и Турции, которые уже звучат в Государственной думе России. Тем не менее, все это вряд ли окажет существенное влияние на ситуацию в регионе.

Точно так же, вряд ли будут иметь и какие бы то ни было реальные последствия призывы к миру со стороны ООН, США, ОБСЕ, ЕС, или же отдельных европейских стран, даже таких как Франция или Германия. Как показывает опыт, никакие из подобных призывов никогда еще не приводили к действительному урегулированию конфликтов на постсоветском пространстве.

Что тут можно сказать? С одной стороны такая ситуация дает возможность Азербайджану возобновить территориальную целостность страны, пуская даже за счет постепенного установления контроля над оккупированными территориями военными методами. А с другой – конфликт в Нагорном Карабахе и дальше будет оставаться источником военных угроз для всего Кавказа с возможностью втягивания в него соседних стран.

И, наконец, какие же выводы и уроки позволяют сделать события вокруг Нагорного Карабаха?

Во-первых, в настоящее время возобновление территориальной целостности стран бывшего СССР на основе их национальных интересов политическим путем практически невозможно. Точно так же, – как и политическое урегулирование существующих конфликтов. Причинами этого являются: принципиальные различия интересов сторон противостояния; недееспособность ООН, ОБСЕ и всевозможных форматов переговорных процессов; позиция России, которая использует конфликты в своих целях.

Во-вторых, следствием упомянутых обстоятельств является сохранение перманентной напряженности в зонах конфликтов на постсоветском пространстве, которые периодически переходят в «горячую» фазу. При этом в определенных условиях перед странами бывшего Советского Союза открываются возможности для восстановления контроля над их утраченными территориями военными методами.

В-третьих, под действием западных санкций и собственных проблем России, она постепенно теряет свое влияние на бывшие советские республики, а также возможности силового воздействия на их внешнюю и внутреннюю политику. В свою очередь, это дает им большую свободу действий, в т.ч. и в решении конфликтов на их территории. 

Все это является характерным также и для Украины в контексте решения проблем Донбасса и Крыма. Конечно, мы не призываем решать такие проблемы с использованием военной силы. В то же время, Украина может занять гораздо более жесткую позицию в отношении России, как по донбасскому, так и по крымскому вопросам. Тем более, в свете открытых ультиматумов, которые выдвигаются российской стороной Украине в рамках Трехсторонней контактной группы.