329 просмотров

Деэскалация или имитация

Весной этого года Украина столкнулась с реальной угрозой новой агрессии со стороны России. Этот вопрос широко обсуждался и продолжает обсуждаться в СМИ, в том числе на нашем сайте. Однако, никто так толком и не сказал: зачем Россия затеяла все это и что же произошло на самом деле?

И еще — отвела ли Россия свои войска от Украины, или же они все еще остаются вблизи ее границы? Тем более, что по словам многих украинских политиков, утверждения Москвы о возвращении ее войск в места постоянной дислокации, не соответствуют действительности. Такого же мнения придерживаются США и НАТО.

Попробуем ответить на упомянутые вопросы.

С точки зрения Украины, главной целью военного демарша Москвы на украинском направлении было запугивание нашей страны с целью принуждения ее к уступкам России по всем принципиальным моментам в российско-украинских отношениях. Прежде всего, это касается Донбасса и Крыма, а также европейских и евроатлантических аспектов украинской политики.

Все это соответствует истине, что и показали действия Москвы, которая развернула вокруг Украины как минимум три ударные группировки войск. В совокупности их можно было бы назвать «Юго-Западным» или же «Украинским» фронтом России, нацеленным против Украины. Частично мы уже писали об этом, однако так и не смогли полностью охватить все масштабы военных приготовлений России. Поэтому попытаемся восполнить этот пробел с учетом новых данных.

Итак, первая и наиболее мощная из упомянутых группировок была сосредоточена в Крыму и Черном море. Ее основу составили корабельные силы, а также соединения 22-го армейского корпуса береговых войск Черноморского флота России. В целом они включают: шесть ракетных кораблей, семь больших десантных кораблей, восемь подводных лодок, одиннадцать малых ракетных кораблей и катеров, шесть малых противолодочных кораблей и катеров; 810-ю отдельную бригаду морской пехоты, 126-ю отдельную бригаду береговой обороны, 15-ю отдельную береговую ракетно-артиллерийскую бригаду, два отдельных береговых ракетно-артиллерийских полка и зенитно-ракетную бригаду.

Кроме того, в Крым, Черное и Азовское моря были переброшены дополнительные силы из состава других объединений России, а именно:

58-я общевойсковая армия

58-й общевойсковой армии (штаб г.Владикавказ, Южная Осетия) Южного военного округа (ВО), в т.ч. подразделения 42-й мотострелковой дивизии (Чечня), 19-й отдельной мотострелковой бригады (омсбр, г.Владикавказ), 136-й омсбр (г.Буйнакс, Дагестан) и 31-го инженерно-саперного полка (г.Прохладный, Кабардино-Балкария);

7-я десантно-штурмовая дивизия

7-й десантно-штурмовой дивизии (штаб г.Новороссийск), в т.ч. подразделения 247-го десантно-штурмового полка (г.Ставрополь), 1141-го артиллерийского полка (г.Анапа) и 3-го зенитно-ракетного полка (г.Новороссийск);

76-й десантно-штурмовой дивизии (штаб г.Псков) — ориентировочно батальонная/полковая тактическая группа;

4-й армии ВВС и ПВО (штаб г.Ростов-на-Дону; оперативно подчиняется Южному ВО) — всего около 30 самолетов тактической авиации и 20 вертолетов армейской авиации;

Северного флота (СФ) — три больших десантных корабля; в целом могли иметь на борту до батальона морской пехоты СФ;

Каспийской военной флотилии — 15 ракетных и десантных катеров; могли транспортировать до роты морской пехоты.

эмблема Южного
военного округа

Вторая, не менее мощная, группировка войск была развернута в Ростовской области и на Северном Кавказе России, а также на оккупированных территориях украинского Донбасса. Ее основной составляющей стали силы Южного ВО, а именно соединения и части:

1-го и 2-го оперативно-тактических командований (бывшие 1-й и 2-й армейские корпуса) — на территории «ДНР» и «ЛНР»; всего — до шести мотострелковых и двух танковых бригад/полков;

8-й общевойсковой армии (штаб г.Новочеркасск), в т.ч. 150-й мсд (штаб г.Новочеркасск) и 20-й омсбр (штаб г.Волгоград) — на полигонах в Ростовской области;

49-й общевойсковой армии (штаб г.Ставрополь), в т.ч. 34 мсбр (Карачаево-Черкессия), 205 омсбр (г.Буденовск, Ставропольский край) — на полигонах в Ставропольском крае.

Одновременно, на полигоны в Ростовской области и Ставропольском крае были выведены подразделения ракетных, артиллерийских, зенитно-ракетных, разведывательных и инженерных бригад/полков 8-й и 49-й армий.

Кроме того, на один из полигонов в Ростовской области России была высажена усиленная рота из состава морской пехоты Каспийской военной флотилии.

Действия наземных войск поддерживались силами и средствами 4-й армии ВВС и ПВО — всего до 150 самолетов тактической авиации и 50 вертолетов армейской авиации.

144-я гвардейская мотострелковая дивизия

Третья группировка войск была создана в Брянской, Орловской, Курской, Белгородской и Воронежской областях России на базе 20-й армии (штаб г.Воронеж) Западного ВО ВС РФ. В ее состав вошли соединения и части:

144-й мсд (штаб г.Ельня Смоленская обл.) — на полигонах в Смоленской, Брянской и Орловской областях;

3-й мсд (штаб г.Богучар Воронежской обл.) — на полигонах в Белгородской и Воронежской областях.

На полигоны в упомянутых выше областях были выведены также подразделения ракетной, артиллерийской, зенитно-ракетной, разведывательной и инженерной бригад 20-й армии.

Кроме того, на полигон «Погоново» в Воронежской области были переброшены подразделения связи и одной из мотострелковых бригад 41-армии (штаб г.Новосибирск) Центрального ВО ВС России.

Действия наземных войск прикрывались силами и средствами 6-й армии ВВС и ПВО (штаб г.Санкт-Петербург; оперативно подчиняется Западному ВО) — всего до 60 самолетов тактической авиации и 30 вертолетов армейской авиации.  

Управление всеми этими силами осуществлялось с командного пункта фронта, который был развернут на полигоне «Погоново». Фронтовой узел связи включал весь спектр средств коммуникаций, в том числе спутниковые, радиорелейные и коротковолновые системы. Через них была установлена связь с Министерством обороны и Генеральным штабом ВС России, штабами Западного, Южного и Центрального военных округов, Северного и Черноморского флотов,  Каспийской военной флотилии, а также Воздушно-космических сил и Воздушно-десантных войск.

Состав группировки российских войск, развернутых на украинском направлении, а также характер их учений свидетельствуют об отработке Россией плана полномасштабных военных действий против Украины. В рамках такого сценария решались задачи оккупации юго-восточных регионов Украины в интересах создания так называемой «Новороссии» или же, как минимум, — сухопутного коридора до Крыма

Вместе с тем, все это было только частью целей военных мероприятий Москвы. В реальности Россия отрабатывала сценарий вооруженного конфликта (войны) с США и НАТО в Черноморском регионе. При этом, Украина фактически рассматривается Москвой как союзник или даже член Североатлантического союза.

Как правило, подобный сценарий является характерным для стратегических командно-штабных учений типа «Кавказ», которые проводятся Россией на Юго-Западном направлении раз в четыре года. Именно такие СКШН — «Кавказ-2020», с аналогичным развертыванием  российских войск вблизи границы с Украиной, а также на ее оккупированных территориях, проводились в вооруженных силах России в прошлом году. Причем, они так же расценивались в Украине как угроза нового военного вторжения со стороны Российской Федерации.

В свою очередь, основная фаза СКШН типа «Запад», которые планируются в этом году, проводятся на Северо-Западном направлении — в Балтийском регионе. Там же организуются и все основные подготовительные мероприятия, которые включают развертывание войск 1-й танковой, 6-й и 20-й армий Западного военного округа с приданными им силами на территории Беларуси и России — вблизи границ с Польшей и странами Балтии.

В отличие от прошлых лет, нынешняя ситуация имеет другой характер. Так, акцент СКШУ «Запад-2021» смещен из Балтийского в Черноморский регион, что и показало сосредоточение основных группировок российских войск именно на втором из упомянутых направлений.

При этом тактические учения соединений 1-й танковой армии, а также приданных ей частей ВДВ, в основном, проводились на тыловых полигонах в Московской, Нижегородской, Ивановской, Рязанской и Тульской областях России. Кроме того, если раньше на территорию Беларуси перебрасывалась  как минимум одна батальонная тактическая группа из состава 1-й таковой армии и такое же подразделение ВДВ, то теперь туда была направлена всего лишь одна усиленная десантно-штурмовая рота.

Все это становится понятным с учетом еще одного факта, а именно — начала стратегических учений США/НАТО «Defender Europe — 21» («Защитник Европы — 2021»), которые в этом году, в основном, проводятся на южном фланге Европейского ТВД в — Черноморском и Средиземноморском регионах. Официальный сценарий учений предусматривает проведение США/НАТО военной операции по урегулированию конфликта в одной из стран Балканского полуострова. Вместе с тем его реальной целью вполне очевидно является сдерживание возможной агрессии России. При этом учения «Защитник Европы — 2021» открыто трактуются США/НАТО как защита их союзников и партнеров в упомянутых регионах.

Одновременно, в мае этого года начинаются отдельные учения НАТО «Steadfast Defender 2021», которые планируются в Атлантическом океане, а также Балтийском и Черноморском регионе. В частности в Румынии будет высажено подразделение сил НАТО наивысшей готовности (около четырех тыс. солдат и офицеров).

Вот на это и реагирует Россия в рамках изменения ее военных планов. Причем, в отличие от гипотетического военного столкновения в Балтийском регионе, возможность вооруженного конфликта на южном фланге Европейского ТВД считается Россией вполне реальной. И это тоже вполне понятно с учетом агрессии Москвы против Украины, включая факторы Донбасса и Крыма.

Кстати говоря, именно из-за этого на украинском и черноморском направлениях были развернуты наиболее мощные группировки российских войск. Ну, что тут можно сказать, если только 1-е и 2-е оперативно-тактические командования Южного военного округа ВС России на территории «ДНР» и «ЛНР», практически не уступают любой из российских армий, а то и превышают их по своему составу.

Все это позволяет подтвердить один единственный вывод: никакие утверждения Москвы о ее «готовности к миру» не соответствуют и не могут соответствовать истине. При этом якобы отвод российских войск от границы с Украиной является всего лишь временной мерой, вызванной давлением на Россию со стороны США, НАТО и ЕС.

Тем более, что большинство из этих войск были просто возвращены с полигонов в места постоянной дислокации, которые находятся в тех же самых районах вблизи Украины. Реальное сокращение группировок российских войск на украинском направлении касалось только лишь вывода подразделений 58-й армии, 7-й и 76-й десантно-штурмовых дивизий из Крыма, а также возвращения личного состава подразделений 41-й амии и роты морской пехоты Каспийской военной флотилии с полигонов в Воронежской и Ростовской областях. Причем, все эти силы могут быть переброшены назад в любой момент времени.

Характерно, что российское военное командование даже не скрывает этого. В частности, как признал министр обороны России С.Шойгу, техника подразделений 41-й армии остается на полигоне «Погоново» в Воронежской области РФ в ожидании активной фазы СКШН «Запад-2021». Так что нового обострения военной обстановки вокруг Украины нам ожидать уже не долго.

Впрочем, нам не нужно бояться России. У Украины, не говоря уже про США/НАТО, есть все возможности для сдерживания Москвы. Начиная от политико-экономических методов и заканчивая способностью нанесения ударов по всем критически важным объектам ее военной инфраструктуры.