166 просмотров

От обороны к контрнаступлению

После  короткого периода затишья на фронте в первой половине июля нынешнего года, Россия снова активизирует боевые действия на Донбассе. Вместе с тем, они пока еще не имеют такой интенсивности, как раньше. Российские войска понесли значительные потери, что снизило их наступательные возможности.

В связи с этим, Москва очевидно готовиться к затяжной войне с Украиной, а по большому счету, и всем цивилизованным миром. Нет сомнения в том, что Украина и ее западные партнеры прекрасно понимают такие перспективы и предпринимают соответствующие меры.

С учетом упомянутых обстоятельств, хотелось бы сделать краткую оценку хода войны России против Украины, а также попытаться спрогнозировать то, что будет дальше.

Интересно посмотреть на то, как меняется риторика Кремля в отношении путинской войны против Украины. Есле раньше говорилось о том, что «специальная операция идет по плану», то теперь уже — по «скорректированным планам». Более того, по словам самого В. Путина, «война против Украины еще и не начиналась».

Казалось бы, в чем тут дело? Ответ на этот вопрос достаточно прост. После провала «блицкрига» Москвы в марте нынешнего года, она, по сути, провалила и попытки «блицкрига» на Донбассе, что имеет серьезные негативные последствия для России. Разберемся с этим вопросом более подробно.

Так, после вывода Москвой своих войск с севера Украины, основные российские силы были сосредоточены на Донбассе, который и стал главным направлением их действий. С приоритетной для России целью захвата всей территории Донецкой и Луганской областей. Причем, из-за нехватки необходимых ресурсов Россия практически приостановила наступательные действия на всех остальных направлениях.

С военной точки зрения упомянутые выше цели России не имели и не имеют никакого стратегического значения. Но, в политическом смысле — их достижение позволило бы Москве продемонстрировать хоть какие то успехи «специальной операции» в Украине. В особенности, когда тренд «освобождения Донбасса от украинских националистов» остается основой антиукраинской политики Кремля еще с 2014 года.

И, что же из этого вышло? За три месяца боев все те силы, которые Россия сосредоточила на Донбассе, смогли захватить всего лишь Мариуполь, Северодонецк и Лисичанск, которые находились в полном или частичном окружении еще с начала марта с.г. По утверждениям кремлевской пропаганды, такой результат стал едва ли не самой знаменательной победой России за всю ее историю. Где то на уровне взятия Берлина в мае 1945 года.

Что тут сказать? Может быть для нынешней России это и так. Как говорится, «история повторяется дважды в виде трагедии и фарса». Таким вот фарсом и стали «успехи» России в Луганской области, за которые она заплатила несоизмеримую цену.

Я не буду говорить про Берлин и, вообще, Вторую Мировую войну. Они просто несравнимы по своим масштабам с сегодняшней войной Москвы против Украины. Объединяет их одно. Как тогда, так и сейчас, Россия исчерпала свои силы. Но, тогда это была мировая война, а сейчас — «битва» за несколько районных центров. Что в былые времена называлось бы местными боевыми действиями.

Но мы не только нанесли врагу потери, мы выиграли время, которое позволило решить несколько стратегически важных проблем. А именно —  сформировать и подготовить новые соединения, а также накопить тяжелые и другие западные вооружения для их оснащения. Тем самым был создан потенциал для продолжения Украиной войны с Россией на качественно новом уровне с нашей стороны.

Исходя из этого, возникает еще один вопрос: почему все это случилось? Опять же все понятно. Военная стратегия и тактика России абсолютно не изменилась еще со времен ее пребывания в качестве татаро-монгольской орды. В вкратце такой подход можно обозначить так: это подавление противника превосходством массы своей живой силы, несмотря на любые жертвы. По принципу «мы за ценой не постоим». А в современной истории, еще и с массовым применением ракетно-артиллерийских вооружений, авиации и прочих средств такого же тотального уничтожения.

Но, на каждую силу есть контр сила. Такой конрсилой и стало западное  оружие, которое поставляется Украине ее партнерами. Как известно, на первом этапе войны решающую роль сыграли массовые поставки нашей стране переносных противотанковых и противоракетных комплексов, а также разведывательно-ударных БПЛА, что позволило фактически компенсировать подавляющее превосходство противника в авиации и бронетанковой технике и нанести ему значительные потери. Именно это и заставило Россию оставить север Украины.

На сегодняшний день не менее важное значение имеют поставки Украине высокоточных ракетно-артиллерийских систем дальнего действия. В первую очередь это касается американских реактивных систем залпового огня HIMARS и 155-мм гаубиц М177. Подобные же артиллерийские системы, в том числе в самоходном варианте, нам передали Франция, Германия, Норвегия и Польша. Несмотря на относительно незначительное количество таких систем на вооружении ВСУ, они уже позволили достичь  высоких результатов.

Свидетельством этого стали эффективные удары по позициях и объектах противника как непосредственно на линии фронта, так и в оперативном тылу. Основными целями ударов становятся штабы, военные базы, скопления личного состава и техни, а также склады с боеприпасами. 

Примеров таких действий ВСУ достаточно много. Приведем только некоторые из них. В частности, в июле этого года были поражены полевые пункты управления 160-й воздушно-десантной дивизии воздушно-десантных войск и 20-й мотострелковой дивизии 8-й армии Южного военного округа ВС РФ. В первом случае были ликвидированы два заместителя командира дивизии, а во втором — командир, замполит и начальник штаба соединения.

Кроме того, были уничтожены российская военная база вблизи  Мелитополя, скопления войск противника в Изюме, Новой Каховке и ряде других городах, а также склады боеприпасов в Донецке, Харцизске, Снежном и Кадиевке.

В результате была нарушена система управления и логистики противника на самых важных участках фронта, а также ликвидированы тысячи захватчиков и сотни единиц боевой техники. При этом тыловые районы врага, где он чувствовал себя в относительной безопасности, превратились в зону боевых действий. А после уничтожения ВСУ российских военных баз в Запорожской и Херсонской областях, оккупанты начали оттягивать свои штабы и полевые лагеря от линии фронта или же вообще убегать оттуда.

Еще одной проблемой для России стала невозможность маневра силами и средствами, поскольку их не хватает на всех направлениях. А потому российское военное командование стало перед дилеммой: что делать — или же сосредотачивать войска для продолжения наступления на Донбассе, или же направлять их на отражение контрнаступлений ВСУ в Херсонской и Запорожской областях.

Все это позволило Силам обороны Украины существенно замедлить продвижение российских войск на Донбассе и практически остановить его. По словам министра обороны Украины В.Залужного, «ситуацию на линии фронта удалось стабилизировать. Она остается сложной, однако полностью контролируется». В свою очередь секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины А.Данилов отметил факт возникновения «динамического равновесия сил сторон».

В целом, приведенные обстоятельства позволяют сделать вывод о постепенном переходе войны в затяжную позиционную форму на тех рубежах, по которым сейчас проходит линия фронта.

Это уже понимает и Москва, которая готовиться к такой войне. В частности, в России активизируется процесс скрытой мобилизации, который проводится в различных формах. В том числе, путем призыва резервистов, отмены возрастных ограничений на службу по контракту, формирования различных казачьих, национальных и «именных» подразделений. Кроме того, насильственно призываются в армию жители оккупированных территорий.

По сути, начат перевод российской экономики на военные рельсы. В июле нынешнего года в России был принят закон, который позволяет правительству страны принудительно размещать военные заказы на предприятиях всех форм собственности, а также существенно ограничивает права трудящихся. Закон предусматривает возможность установления обязательной наднормативной работы без соответствующей оплаты. Кроме того, директорам предприятий дается право на отмену отпусков и запрета увольнения с работы. По сути, это является повторением указа президиума Верховного Совета СССР от 26 июля 1940 года, который был направлен на обеспечение резкого увеличения объемов выпуска вооружений за счет фактического закрепощения рабочих и крестьян.

Подобные шаги подкрепляются репрессивными мерами, которые произростают из тех же самых 30-40-х годов прошлого столетия. Опять же в июне нынешнего года в России был принят закон, приравнявший сдачу в плен к государственной измене. Одновременно ФСБ и органы местной власти резко усилили борьбу с ростом антивоенных настроений в стране. 

Вместе с тем, упомянутые мероприятия вряд ли позволят России нарастить ее возможности до уровня, который позволил бы ей достичь своих стратегических целей в отношении Украины, а именно — уничтожить ее как государство. С начала войны против нашей страны Россия уже потеряла около трети своих сухопутных войск, в результате чего она уже неспособна провести стратегическую наступательную операцию. И такое положение будет сохранятся как минимум в ближайшей перспективе. Тем более, что мобилизация населения и экономики является крайне сложным делом даже в тоталитарной России со всеми ее ресурсами.

Не говоря уже о том, что все успехи агрессора в феврале-марте нынешнего года были достигнуты им только лишь благодаря нескольким благоприятным для него факторам. Прежде всего они включали оперативную внезапность нападения, отсутствие у Украины развернутых войск и оборудованных позиций на большей части украинско-белорусской и украинско-российской границы, кроме Донбасса, доминирующее преимущество российской армии в силах и средствах. Теперь этих факторов уже нет и никогда не будет.

Поэтому Москва будет сосредотачивать усилия на реализации хотя бы   своих оперативно-тактических планов, которые будут включать полный захват Донбасса вместе с созданием вокруг него как можно более широкой буферной зоны и удержание под своим контролем уже оккупированных территорий. Одновременно Россия будет наносить ракетные удары по Украине в тех же самых, что и раньше интересах. Они хорошо известны и состоят в уничтожении военного и экономического потенциалов нашей страны, а также подрыве морального духа ее населения и руководства с целью принуждения к переговорам на российских условиях.

В такой ситуации Украине крайне необходимы дополнительный тяжелые вооружения. Во-первых, высокоточные ракетно-артиллерийские системы большой дальности для достижения полного паритета с противником на поле боя и увеличения возможностей уничтожения его тыловых объектов. Во-вторых, танки, боевые машины пехоты и бронетранспортеры как средства обеспечения наступательных действий. В-третьих, комплексы противовоздушной обороны среднего и большого радиуса действий для прикрытия территории страны от ударов вражеских ракет. В-четвертых, боевые самолеты и вертолеты для нанесения ударов по врагу и отражения его воздушных атак.

После того, как Украина получит такое оружие в достаточном количестве, мы сможем не только окончательно остановить врага на линии фронта, но и перейти в реальное контрнаступление для освобождения оккупированных территорий. В первую очередь — г. Херсон и правобережной части Херсонской области.

Возвращение этих территорий будет иметь стратегическое значение. Так, Россия лишиться плацдарма для наступления на города Николаев и Одессу. А форсировать Днепр российские войска никогда не смогут. Кроме того, будут поставлены под удар как линии логистики российских войск на юге левобережной части Украины, так и военные объекты в Крыму. В свою очередь, мы высвободим значительное количество наших сил, которые можно будет перебросить на другие направлениях. И, наконец, потеря Херсона станет моральным ударом для всего российского общества, которое окончательно убедится в бесперспективности войны.

Конечно, нам будет тяжело, а конец войны еще не близок. Не обойдется и без новых жертв. Но наши западные партнеры могут помочь нам изменить ситуацию. Такая помощь уже имеет для нас неоценимое значение. Однако ее все равно еще недостаточно для того, чтобы достичь решительного перелома в войне в нашу пользу.

К сожалению, Запад все еще боится вступить в прямое военное противостояние с Россией. Не нужно боятся этого. Россия сама боится США и НАТО, и только лишь прикрывает свой страх воинственной риторикой. Да и как же ей не бояться, есле ее армия вот уже почти пять месяцев не может справиться с одной Украиной и несет сокрушительные потери.